Свен Карстен: Комментарии к повести Брюса Грэма "Эпилог"

Книга Брюса Грэма "Эпи­лог" от­но­сит­ся к тому же раз­ря­ду про­из­ве­де­ний-па­сти­шей, что и мно­го­чис­лен­ные "Шер­лок Холмс раз­га­ды­ва­ет тайну Эдви­на Друда", толь­ко вме­сто Холм­са и Ват­со­на за рас­сле­до­ва­ние бе­рут­ся су­перин­тен­дант Скот­ленд-Яр­да Сти­венс и ин­спек­тор Де­пар­та­мен­та уго­лов­ных рас­сле­до­ва­ний Ар­нольд — па­роч­ка, хо­ро­шо из­вест­ная чи­та­те­лям про­из­ве­де­ний Грэма. Но если Шер­ло­ку Холм­су было от­но­си­тель­но легко, как почти со­вре­мен­ни­ку, ис­кать следы и сни­мать по­ка­за­ния сви­де­те­лей (от со­бы­тий ро­ма­на Холм­са от­де­ля­ет лишь 20-25 лет), то Сти­вен­су и Ар­ноль­ду при­ш­лось со­вер­шить на­сто­я­щее пу­те­ше­ствие во вре­ме­ни: из 1937-го года — в год 1857-й. Что, ко­неч­но, до­бав­ля­ет по­ве­сти при­вкус "нена­уч­ной фан­та­сти­ки."

Про­бе­жим­ся кра­тень­ко по со­дер­жа­нию повести и по­смот­рим, что по­лез­но­го можно из неё из­влечь. 

(Вни­ма­ние: спой­лер!)


Пер­вая глава зна­ко­мит нас с су­перин­тен­дан­том Сти­вен­сом. Этот джен­тель­мен про­сы­па­ет­ся утром (после вче­раш­них воз­ли­я­ний и чте­ния до­позд­на) в своей кро­ва­ти, но вме­сто ми­ло­го лица жены видит пред собой фи­зио­но­мию сво­е­го под­чи­нен­но­го, ин­спек­то­ра Ар­ноль­да. Выясняется, что на­чаль­ник Де­пар­та­мен­та сроч­но вы­зы­ва­ет Сти­вен­са на ковер. Су­перин­тен­дант спеш­но оде­ва­ет­ся и, не по­зав­тра­кав, вы­хо­дит во­след за Ар­ноль­дом на за­тя­ну­тые ту­ма­ном улицы Лон­до­на. Сти­вен­са не по­ки­да­ет стран­ное чув­ство, что кру­гом "как-то всё не так", но что кон­крет­но "не так", объ­яс­нить себе он не может. Ав­то­бус­ни­ки, по­хо­же, ба­сту­ют — на ули­цах пусто, ни ав­то­бу­сов, ни во­об­ще ав­то­мо­би­лей. Пеш­ком Сти­венс и Ар­нольд до­би­ра­ют­ся до Но­во­го Скот­ленд-Яр­да, ко­то­рый вы­гля­дит по­до­зри­тель­но по­хо­жим на Ста­рый Скот­ленд-Ярд. Не пер­ста­вая удив­лять­ся, Сти­венс и Ар­нольд на­хо­дят (без труда) ка­би­нет на­чаль­ни­ка, сэра Ричар­да Мэйна, и по­лу­ча­ют от него за­да­ние — от­пра­виль­ся в Клой­стерг­эм и рас­сле­до­вать та­ин­ствен­ное ис­чез­но­ве­ние неко­е­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, Эдви­на Друда. В пись­ме в по­ли­цию мэр го­род­ка ми­стер Сапси по­до­зре­ва­ет, что Друд был убит "пер­со­ной с неан­глий­ски­ми тен­ден­ци­я­ми" (читай — Неви­лом Ланд­лес­сом). С мо­мен­та убий­ства про­шло уже во­семь ме­ся­цев, и след несколь­ко "остыл". Уже в ко­ри­до­ре Сти­венс видит дату от­прав­ки пись­ма и при­хо­дит в ужас. 1857-й год! След не то что остыл, он успел за­плес­не­веть и даже ока­ме­неть.

Во вто­рой главе к дру­зьям по­сте­пен­но при­хо­дит по­ни­ма­ние, что они ка­ким-то непо­нят­ным об­ра­зом пе­ре­нес­лись на во­семь­де­сят лет в про­шлое. По­удив­ляв­шись, они, тем не менее, ре­ша­ют не уда­рить в грязь лицом и по­ка­зать пред­кам класс рас­сле­до­ва­ния. По­ез­дом с вок­за­ла Ча­ринг Кросс они от­прав­ля­ют­ся в Струд, где пе­ре­са­жи­ва­ют­ся на ом­ни­бус до Клой­стерг­э­ма. Для Сти­вен­са на­хо­дит­ся ме­стеч­ко внут­ри, а мо­ло­до­му Ар­ноль­ду при­хо­дит­ся ехать на от­кид­ной ска­ме­еч­ке сна­ру­жи ом­ни­бу­са, рядом с ку­че­ром. Час пути до места на­зна­че­ния Ар­нольд ко­ро­та­ет за раз­го­во­ром с воз­ни­цей — это тот самый кучер Джо, ко­то­рый при­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в по­им­ке Неви­ла Ланд­лес­са на сле­ду­ю­щее после ис­чез­но­ве­ния Друда утро. Джо пе­ре­ска­зы­ва­ет Ар­ноль­ду сцену драки с Неви­лом и вы­ра­жа­ет убеж­де­ние в ви­нов­но­сти по­след­не­го в убий­стве — ведь "это же всем в го­ро­де из­вест­но." При­быв на место, сы­щи­ки по­се­ля­ют­ся в го­сти­ни­це; доб­рое ста­рое пиво, вы­пи­тое за обе­дом, несколь­ко при­ми­ря­ет их с 1857-м годом.

Утром сле­ду­ю­ще­го дня (в главе тре­тьей) Сти­венс и Ар­нольд от­прав­ля­ют­ся за­сви­де­тель­ство­вать своё при­бы­тие мэру Сапси. От этого гос­по­ди­на они узна­ют имена ос­нов­ных дей­ству­ю­щих лиц ис­то­рии и вы­слу­ши­ва­ют опи­са­ние неко­то­рых, уже из­вест­ных чи­тав­шим роман Дик­кен­са, со­бы­тий. Во­об­ще, у Брюса Грэма дей­ству­ю­щие лица почти толь­ко тем и за­ни­ма­ют­ся, что пе­ре­ска­зы­ва­ют сы­щи­кам текст "Тайны Эдви­на Друда": каж­дый — со своей точки зре­ния.

В чет­вер­той главе сы­щи­ки, на­ко­нец, пе­ре­хо­дят к умо­за­клю­че­ни­ям. Если пред­по­ло­жить, что Невил стук­нул Эдви­на по го­ло­ве тро­стью и столк­нул тело в воду, то каким об­ра­зом его часы по­ки­ну­ли жи­лет­ный кар­ман, до­плы­ли до се­ре­ди­ны реки и по­вис­ли на брев­нах пло­ти­ны? Это невоз­мож­но, зна­чит — кто-то их туда спе­ци­аль­но по­ве­сил. За этим раз­го­во­ром они до­сти­га­ют жи­ли­ща Джас­пе­ра. Из-за бо­ко­вой двери под аркой ворот их окли­ка­ет ка­кой-то боль­ше­го­ло­вый седой джен­тель­мен. Он пред­став­ля­ет­ся Диком Дэ­че­ри и ука­зы­ва­ет им вход­ную дверь жи­ли­ща Джас­пе­ра. Хор­мей­стер как раз дома и весь­ма об­ра­до­ван ви­зи­том лон­дон­ских де­тек­ти­вов — на­ко­нец-то рас­сле­до­ва­ние про­тив Неви­ла сдви­нет­ся с мерт­вой точки. Снова сле­ду­ет пе­ре­сказ тек­ста ро­ма­на, те­перь — тех со­бы­тий, в ко­то­рых при­ни­мал уча­стие Джас­пер, вклю­чая со­бы­тия по­след­не­го Рож­де­ствен­ско­го ужина втро­ём. Джас­пер де­мон­стри­ру­ет за­пи­си из сво­е­го днев­ни­ка (уже из­вест­ные нам и ка­но­ни­ку Кри­спарк­лу). Я спал, а до­ро­го­го Нэда в этот мо­мент уби­ва­ли, — со­кру­ша­ет­ся он.

Глава пятая. Про­стив­шись с Джас­пе­ром, сы­щи­ки от­прав­ля­ют­ся об­ду­мать ска­зан­ное. Надо бы встре­тить­ся с ка­но­ни­ком Кри­спарк­лом, — го­во­рит Сти­венс, и... хоп-ля! а вот и до­сто­по­чтен­ный Сеп­ти­мус, как по за­ка­зу. Надо ска­зать, что у чи­та­ю­ще­го по­весть Грэма по ходу раз­ви­тия сю­же­та со­зда­ёт­ся стран­ное впе­чат­ле­ние, что дик­кен­сов­ские герои срод­ни вос­ко­вым кук­лам из музея мадам Тюссо: сидят на своих ме­стах и ждут по­се­ти­те­лей, чтобы по­ве­дать им свою часть ис­то­рии. Так и тут — ка­но­ник не от­кло­ня­ет­ся от ка­но­на и го­ря­чо за­щи­ща­ет Неви­ла, уве­ре­ный (без­до­ка­за­тель­но) в его неви­нов­но­сти. После рас­ска­за о стыч­ке Неви­ла и Эдви­на в доме Джас­пе­ра су­перин­тен­дант за­да­ёт Кри­спарк­лу ре­зон­ный во­прос: если никто, ни Невил, ни Эдвин, ни ка­но­ник, ни Джас­пер ни­ко­му не рас­ска­зы­ва­ли об этом со­бы­тии, то как же о нем уже на сле­ду­ю­щее утро знало пол­го­ро­да, вклю­чая уче­ниц мисс Твин­кл­тон? Кри­спаркл за­труд­ня­ет­ся с от­ве­том (а ответ прост, от­ме­тим мы: мис­сис Топ и её бри­га­да убор­щиц).

В ше­стой главе сы­щи­ки раз­ду­мы­ва­ют, по­че­му бы это Джас­пе­ру нена­ви­деть Неви­ла еще до убий­ства Друда, и какие у Эдви­на име­лись при­чи­ны быть на­столь­ко резко на­стро­ен­ным про­тив Неви­ла. Не иначе Друд влю­бил­ся в Елену, — пред­по­ла­га­ет Ар­нольд. Надо бы найти Ланд­лес­са и по­го­во­рить с ним, — со­гла­ша­ет­ся Сти­венс. — Я те­ле­фо­ни­рую в Лон­дон, в Скот­ленд-Ярд, пусть нам разы­щут адрес этого Неви­ла. (Я чуть не на­пи­сал "пусть разы­щут его адрес в базе дан­ных"). Ар­нольд на­по­ми­на­ет шефу, что те­ле­фо­ны еще не изоб­ре­ли. (А я на­по­ми­наю себе, что ком­пью­те­ры еще не изоб­ре­ли тоже). В этот мо­мент ка­кой-то празд­но­ша­та­ю­щий­ся пе­ре­да­ёт Сти­вен­су пись­мо от неиз­вест­но­го — в нём сы­щи­кам пред­ла­га­ет­ся об­ра­тить­ся в Лон­доне в кон­то­ру юри­ста Грюд­жи­уса. Пись­мо под­пи­са­но про­сто: Доб­ро­же­ла­тель. Сы­щи­ки от­прав­ля­ют­ся в Лон­дон, на­хо­дят Грюд­жи­уса (Ба­з­за­рд всё от­сут­ству­ет) и вы­слу­ши­ва­ют от него еще пол­дю­жи­ны стра­ниц ро­ма­на Дик­кен­са. Грюд­жи­ус не со­мне­ва­ет­ся, что Друд был убит.

В седь­мой главе Грюд­жи­ус из­ла­га­ет свои ре­зо­ны к та­ко­му за­яв­ле­нию: толь­ко смерть могла по­ме­шать Друду вер­нуть Грюд­жи­усу коль­цо ма­те­ри Розы. И убил его не кто иной, как дя­дюш­ка Джас­пер. А те­перь Джас­пер, как могут ви­деть гос­по­да де­тек­ти­вы, сле­дит из окна за вхо­дом в квар­ти­ры Неви­ла! Черт по­бе­ри его опять! А при­чи­на одна — по­роч­ная страсть Джас­пе­ра к неве­сте Эдви­на Розе. Вот вам и мотив, джен­тель­ме­ны! По­это­му я от­ря­дил моего клер­ка Сай­ле­са Ба­з­за­рда сле­дить за Джас­пе­ром — под при­кры­ти­ем па­ри­ка и имени Дик Дэ­че­ри. Толь­ко вчера Ба­з­за­рд при­слал мне, Грюд­жи­усу, пись­мо, в ко­то­ром утвер­ждал, что он раз­га­дал тайну ис­чез­но­ве­ния Друда. Сти­венс и Ар­нольд спе­шат об­рат­но в Клой­стерг­эм, но по­го­во­рить с Ба­з­за­рдом уже невоз­мож­но: кто-то убил де­тек­ти­ва-лю­би­те­ля уда­ром ко­чер­ги по го­ло­ве.

Глава вось­мая. Тела Друда нет, но те­перь есть тело Ба­з­за­рда, и его можно по­ве­сить на Джас­пе­ра, а са­мо­го Джас­пе­ра по­ве­сить за это на ви­се­ли­це. Оста­лось толь­ко найти от­пе­чат­ки паль­цев Джас­пе­ра на ко­чер­ге. Ах, черт! От­пе­чат­ки паль­цев тоже еще не изоб­ре­ли! Гм, рас­сле­до­вать пре­ступ­ле­ния в се­ре­дине 19-го века было, ока­зы­ва­ет­ся, ой как непро­сто! Ар­нольд от­прав­ля­ет­ся со­об­щить мэру Сапси о еще одном убий­стве. По до­ро­ге он успе­ва­ет еще по­го­во­рить с Де­пу­та­том и вы­слу­шать его пе­сен­ку: Widdy Widdy Wake-cock warning!

В сле­ду­ю­щей, девятой главе сы­щи­ки ис­сле­ду­ют место убий­ства и стро­ят тео­рии. Дру­го­го по­до­зре­ва­е­мо­го, кроме Джас­пе­ра, они не видят. По­сте­пен­но они при­хо­дят к мысли до­пу­стить неко­то­рый ана­хро­низм и снять таки у Джас­пе­ра от­пе­чат­ки паль­цев. Об­ра­зец для срав­не­ния они на­хо­дят на ста­кане из-под виски в ком­на­те по­кой­но­го. От­пе­ча­ток явно не Ба­з­за­рда, зна­чит — убий­цы! От­пе­ча­ток срав­ни­ва­ют с теми, ко­то­рые ясно видны на крыш­ке пи­а­ни­но в ком­на­те Джас­пе­ра: о ужас! Они не сов­па­да­ют! Ну­же­ли Ба­з­за­рда-Дэ­че­ри убил кто-то дру­гой, не Джас­пер?! Может, и Друда за­ду­шил тоже не он?!

В де­ся­той главе сы­щи­ки при­хо­дят к вы­во­ду, что Ба­з­за­рда убили по­то­му, что он рас­ко­пал по­дроб­но­сти убий­ства Друда. Если узнать, до чего имен­но Ба­з­за­рд до­ко­пал­ся, по­вто­рить, так ска­зать, ход его рас­сле­до­ва­ния, то можно тоже выйти на убий­цу (или тоже по­гиб­нуть от ко­чер­ги). Но как по­вто­рить рас­сле­до­ва­ние Ба­з­за­рда? Про­сто по­сло­нять­ся во­круг со­бо­ра, как делал он? Сти­венс и Ар­нольд идут сло­нять­ся и вдруг слы­шат дет­ский плач за одной из могил. Это Де­пу­тат опла­ки­ва­ет сво­е­го друга Дэ­че­ри. Сы­щи­ки уте­ша­ют его ше­сти­пен­со­ви­ком. Еще за шил­линг Де­пу­тат рас­ска­зы­ва­ет им, что Дэ­че­ри ин­те­ре­со­вал­ся ста­ру­хой-Ку­рил­кой и виделся с Дердл­сом. Но встре­тить­ся с Дердл­сом прямо сей­час нель­зя даже за все шил­лин­ги мира — Дердлс сидит в тюрь­ме за дебош в нетрез­вом виде.

Один­на­дца­тая глава: Через че­ты­ре дня Дердлс на сво­бо­де, сы­щи­ки за­яв­ля­ют­ся к нему с бу­ты­лоч­кой и Дердлс охот­но пе­ре­ска­зы­ва­ет им по­дроб­но­сти "стран­ной экс­пе­ди­ции" с Джас­пе­ром в собор. Сы­щи­ков осе­ня­ет. Они при­гла­ша­ют мэра Сапси и г-на на­сто­я­те­ля со­бо­ра и, вме­сте с Дердл­сом, спус­ка­ют­ся в под­зе­ме­лья со­бо­ра. Дердлс при­ни­ма­ет­ся про­сту­ки­вать стены — эге! где была пу­стая мо­ги­ла, там те­перь что-то лежит! Гроб­ни­цу вскры­ва­ют — она полна нега­ше­ной из­ве­сти. И толь­ко коль­цо с ру­би­на­ми и брил­ли­ан­та­ми сияет из серой пыли.

На­чи­ная с две­на­дца­той главы и до конца книги про­дол­жа­ет­ся суд над Джас­пе­ром. Под­су­ди­мый пред­по­чи­та­ет хра­нить мол­ча­ние. На­чаль­ство даёт сы­щи­кам неде­лю на по­ис­ки ста­ру­хи-Ку­рил­ки; те в уны­нии, так как спо­со­ба найти её не знают.

Три­на­дца­тая глава. Суд за­слу­ши­ва­ет по­ка­за­ния Сти­вен­са. Почти сразу же вы­яс­ня­ет­ся, что Сти­венс при­был из бу­ду­ще­го, после чего судья от­вле­ка­ет­ся на вы­яс­не­ние де­та­лей этого бу­ду­ще­го — ав­то­мо­би­лей и про­чих чудес тех­ни­ки. У Ар­ноль­да тре­бу­ют под­твер­жде­ния и та­ко­вое по­лу­ча­ют. Од­на­ко, их не за­пи­ра­ют в Бед­лам, а поз­во­ля­ют да­вать по­ка­за­ния даль­ше.

В че­тыр­на­дца­той главе по­ка­за­ния (боль­ше о бу­ду­щем, чем о деле Друда) даёт сер­жант Ар­нольд. Затем суд крат­ко за­слу­ши­ва­ет мэра Сапси, ка­но­ни­ка Кри­спарк­ла и мис­сис Топ — ни­че­го для чи­та­те­ля но­во­го они не рас­ска­зы­ва­ют. Суд хочет за­слу­шать и маль­чиш­ку-Де­пу­та­та, но вы­яс­ня­ет­ся, что тот сбе­жал от кон­стеб­лей.

В главе пят­на­дца­той ад­во­кат Джас­пе­ра за­да­ёт во­про­сы Розе Бад. Роза утвер­жда­ет, что под­су­ди­мый смот­рел на неё страст­но и, тем самым, её пугал. Давно ли вы смот­ре­лись в зер­ка­ло, — спра­ши­ва­ет за­щит­ник. — Да на вас любой будет смот­реть страст­но, это еще не пре­ступ­ле­ние. Это еще не повод по­до­зре­вать подсудимого в убий­стве ва­ше­го же­ни­ха.

Елена и Невил Ланд­лес­сы сви­де­тель­ству­ют в шест­на­дца­той главе. По­ка­за­ния Елены не со­дер­жат ни­че­го но­во­го. Невил же рас­ска­зы­ва­ет о со­бы­ти­ях зло­по­луч­но­го обеда втро­ём Рож­де­ствен­ским ве­че­ром. Ока­зы­ва­ет­ся, по­си­дел­ка не уда­лась, пили мало, мол­ча­ли много, Эдвин был по­дав­лен, сам Невил тоже, и оба хо­те­ли лишь од­но­го — по­ско­рее по­ки­нуть дом Джас­пе­ра. По­это­му на пред­ло­же­ние Джас­пе­ра им от­пра­вить­ся по­смот­реть бу­шу­ю­щий поток оба со­гла­си­лись с го­тов­но­стью. Ин­те­рес­ная де­таль — смот­реть на поток они (по со­ве­ту стар­ше­го то­ва­ри­ща) от­пра­ви­лись к Клой­стерг­эм­ской за­пру­де. Но ни­че­го там не уви­де­ли, т. к. ночь была очень тем­ная, а фо­на­ря они не за­хва­ти­ли.

Сем­на­дца­тая глава: по­ка­за­ния даёт Хирам Грюд­жи­ус. Один абзац, ни­че­го но­во­го. За ним на по­мост под­ни­ма­ет­ся Дердлс с рас­ска­зом, как он об­на­ру­жил остан­ки Эдви­на Друда. Далее ад­во­кат Джас­пе­ра про­из­но­сит длин­ную бли­ста­тель­ную речь, в ко­то­рой под­во­дит черту под слу­ша­ни­я­ми — ни один сви­де­тель не при­вёл ни­ка­ких до­ка­за­тельств пре­ступ­ле­ния Джас­пе­ра, все вы­ска­зы­ва­ли толь­ко соб­ствен­ную к нему нелю­бовь, а этого слиш­ком мало для ви­се­ли­цы. Сти­венс и Ар­нольд по­дав­ле­ны. Но тут про­ку­рор вы­зы­ва­ет в зал суда разысканную Депутатом Прин­цес­су Ку­рил­ку!

Глава во­сем­на­дца­тая полна неожи­дан­но­стей. Для на­ча­ла ока­зы­ва­ет­ся, что Ку­рил­ку так и зовут по жизни — Прин­цес­са (Princess), это её хри­сти­ан­ское имя. Затем на во­прос, знает ли она под­су­ди­мо­го, Ку­рил­ка от­ве­ча­ет, что знает его из­ряд­но — он ча­стень­ко курил у неё опиум (но она не тор­гов­ка, нет! опиум — это ле­кар­ство). При этом Джас­пер го­во­рил в по­лу­сне стран­ные вещи — что-то об убий­стве ка­ко­го-то Нэда.

В де­вят­на­дца­той главе до­прос Ку­рил­ки про­дол­жа­ет­ся. Ку­рил­ка рас­ска­зы­ва­ет о своей слеж­ке за Джас­пе­ром и о встре­че с Дэ­че­ри. Вспо­ми­на­ет и о доб­ром мо­ло­дом джен­тель­мене Эдвине, ко­то­рый дал ей три с по­ло­ви­ной шил­лин­га. Го­во­рит она и о своей нена­ви­сти к под­су­ди­мо­му. Но по­че­му же вы его нена­ви­ди­те, граж­дан­ка?! Да как же мне его не нена­ви­деть, милок, если он и Эдь­кин гад­кий па­па­ша Генри Друд свели в мо­ги­лу мою лю­би­мую дочь, а Джас­пе­ра мать! Ведь я — его род­ная ба­буш­ка!

Глава два­дца­тая: Все по­ра­же­ны. Од­на­ко, Джас­пе­ра су­дят-то не за это! И тут на сви­де­тель­ском месте вдруг по­яв­ля­ет­ся Де­пу­тат с рас­ска­зом, что он сво­и­ми гла­за­ми видел, как в Рож­де­ствен­скую ночь под­су­ди­мый Джас­пер тащил на спине в под­зе­ме­лья со­бо­ра труп по­тер­пев­ше­го Эдви­на Друда. Пре­воз­мо­гая страх, Де­пу­тат про­крал­ся сле­дом и уви­дел, как Джас­пер за­сы­пал труп из­ве­стью и за­му­ро­вал в гроб­ни­це. Мер­за­вец лжет! — впер­вые раз­леп­ля­ет губы Джас­пер, но ему, по­нят­но, никто уже не верит. Ви­но­вен! — огла­ша­ет вер­дикт при­сяж­ных стар­ши­на.

В два­дцать пер­вой главе Джас­пе­ра ве­ша­ют. Зе­ва­ки, со­брав­ши­е­ся по­гла­зеть на пред­став­ле­ние, ли­ку­ют, а со­вест­ли­вые Сти­венс и Ар­нольд в по­след­ний мо­мент от­во­ра­чи­ва­ют­ся. В толпе уже про­да­ют "на сча­стье" куски ве­рев­ки от петли по­ве­шен­но­го по шил­лин­гу за дюйм и бал­ла­ды за два пенса: "Жал­кая страсть ре­ген­та, или Пре­ступ­ле­ние пре­ступ­но­го хор­мей­сте­ра, со­вер­шен­ное ради Ро­зо­во­го Бу­то­на, из­ло­жен­ное в сти­хах." Воз­вра­тив­шись в Клой­стерг­эм со­брать ве­щич­ки, Сти­венс и Ар­нольд слу­чай­но встре­ча­ют Де­пу­та­та и так же слу­чай­но узна­ют от него, что а) это он тро­гал ста­кан из-под виски в ком­на­те уби­то­го Дэ­че­ри-Ба­з­за­рда, и б) Де­пу­тат не видел Джас­пе­ра с телом Друда на спине, но со­врал, что видел, так как очень уж хотел от­пра­вить Джас­пе­ра на ви­се­ли­цу. Боже пра­вый!.. — по­тря­сен­но шеп­чет Сти­венс.

Глава два­дцать вто­рая, за­клю­чи­тель­ная. Сти­венс и Ар­нольд пе­ре­но­сят­ся назад в бу­ду­щее, при­чем ока­зы­ва­ет­ся, что ни­ка­ко­го пу­те­ше­ствия в про­шлое и рас­сле­до­ва­ния не было, а всё вы­ше­из­ло­жен­ное Сти­вен­су с пья­ных глаз про­сто при­сни­лось, после того как он за­чи­тал­ся ро­ма­ном Дик­кен­са "Тайна Эдви­на Друда".

Конец спой­ле­ра.


Что ж, можно ска­зать, что по­весть Грэма ин­те­рес­на тем, что её можно чи­тать, не про­чи­тав пред­ва­ри­тель­но са­мо­го Дик­кен­са — сю­жет­ные со­бы­тия ро­ма­на пе­ре­да­ют­ся в ло­гич­ной форме сви­де­тель­ских по­ка­за­ний дей­ству­ю­щих лиц. Дэ­че­ри ока­зы­ва­ет­ся Ба­з­за­рдом, по­лу­ча­ет по го­ло­ве ко­чер­гой (парик его не спас), но ни­ко­го за это убий­ство и не пы­та­ют­ся су­дить. Ку­рил­ка непо­нят­но по­че­му ока­зы­ва­ет­ся ба­буш­кой Джас­пе­ра (и пра­ба­буш­кой Эдви­на, о чем он со­вер­шен­но не осве­дом­лен). Ну, надо же как-то обос­но­вать нена­висть Ку­рил­ки к Джас­пе­ру... спо­соб с ба­буш­кой не хуже (и не ло­гич­нее) про­чих. При­чи­на убий­ства Эдви­на всё та же — страст­ная лю­бовь к его неве­сте.

Но вот что дей­стви­тель­но ин­те­рес­но: по ходу дей­ствия Сти­венс спра­ши­ва­ет Ар­ноль­да — а что, по­лу­чил ли Джас­пер ка­кую-ни­будь ма­те­ри­аль­ную вы­го­ду от смер­ти пле­мян­ни­ка? Нет, не по­лу­чил, — от­ве­ча­ет Ар­нольд. — Пай отца Эдви­на был раз­де­лен между осталь­ны­ми чле­на­ми То­ва­ри­ще­ства. И дей­стви­тель­но, пред­при­я­тие, одним из вла­дель­цев ко­то­ро­го был отец Эдви­на, было "То­ва­ри­ще­ством на паях", то есть, чем-то сред­ним между ар­те­лью и за­кры­тым ак­ци­о­нер­ным об­ще­ством. Учре­ди­те­ли вно­си­ли свой пай либо ка­пи­та­лом, либо иму­ще­ством, либо про­фес­си­о­наль­ны­ми зна­ни­я­ми и уме­ни­я­ми. Этот пай не вы­пла­чи­вал­ся назад, так как вхо­дил со­став­ной ча­стью в учре­ди­тель­ный ка­пи­тал. Ни­ка­ких акций, ко­то­рые мог бы рас­тра­тить Джас­пер, не су­ще­ство­ва­ло. Отец Эдви­на, а потом и сам Эдвин по­лу­ча­ли лишь некий про­цент от до­хо­дов То­ва­ри­ще­ства, за­ра­нее ого­во­рен­ный в Учре­ди­тель­ном до­го­во­ре. Так что, мою тео­рию, что при­чи­на пре­ступ­ле­ния Джас­пе­ра была ис­клю­чи­тель­но фи­нан­со­вая, можно вы­ки­нуть в кор­зи­ну. Sic transit и всё такое.

Ма­шин­ный пе­ре­вод по­ве­сти не при­ла­гаю, так как книгу надо чи­тать в ори­ги­на­ле, на­столь­ко там много сл­эн­га и про­сто­реч­ных обо­ро­тов.