Свен Карстен: Комментарии к "Загадке последнего сюжета Диккенса"

В

ся­кий ис­сле­до­ва­тель "Тайны Эдви­на Друда" (не ис­клю­чая вас и меня) на­чи­на­ет свои де­дук­ции с кри­ти­ки име­ни­тых пред­ше­ствен­ни­ков, Уо­л­тер­са и Пр­ок­то­ра. Не из­бе­жал этого и Эндрю Ланг — из­вест­ный в на­ча­ле ХХ века жур­на­лист, поэт, пе­ре­вод­чик и ис­то­рик, а так же окс­форд­ский про­фес­сор.

Его неболь­шая книж­ка "За­гад­ка по­след­не­го сю­же­та Дик­кен­са" на­чи­на­ет­ся с веж­ли­вых ре­ве­ран­сов в сто­ро­ну этих двух ти­та­нов мысли, но далее Ланг без­жа­лост­но кри­ти­ку­ет (и даже вы­сме­и­ва­ет) тео­рию Уо­л­тер­са "Дэ­че­ри = Елена", а тео­рию Ричар­да Пр­ок­то­ра "Мерт­вец вы­сле­жи­ва­ет" (или, иначе, "Дэ­че­ри = Эдвин") Эндрю Ланг, хоть и с ого­вор­ка­ми, но под­дер­жи­ва­ет.

Пер­вая часть книги зна­ко­мит нас с пер­со­на­жа­ми ро­ма­на и крат­ко с сю­же­том. При этом Ланг при­во­дит ма­ло­из­вест­ный, но ин­те­рес­ней­ший факт, что еще в 1869-м году Дик­кенс с ка­ран­да­шом в руках про­ра­ба­ты­вал по­весть лорда Лит­то­на "Ис­чез­но­ве­ние Джона Аклан­да", в ко­то­рой тоже было не до конца ясно, был ли Акланд убит, или ему уда­лось спа­стись. До наших дней по­весть эта дошла в виде фак­си­ми­ле стра­ниц журнала Диккенса "All the Year Round". 

Го­во­ря о Елене и Неви­ле, Ланг утвер­жда­ет, что фа­ми­лия Ланд­лес­с не озна­ча­ет "Без­зе­мель­ные", а вос­хо­дит к шот­ланд­ской фа­ми­лии Laundeles, ко­то­рая была из­вест­на еще в 12-м веке. Воз­мож­но, в Елене и Неви­ле, таким об­ра­зом, сме­ша­лись цей­лон­ская и шот­ланд­ская кровь. Дей­стви­тель­но, не на­по­ми­на­ет ли нам Елена Ланд­лесс своей кра­со­той и своей непре­клон­но­стью ха­рак­те­ра знаменитую Ка­три­о­ну Драм­монд?

Го­во­ря о по­пыт­ках Джас­пе­ра в ку­рильне опи­ума разо­брать бор­мо­та­ния лас­ка­ра и ки­тай­ца, Ланг не без ост­ро­умия за­ме­ча­ет, что Джас­пер для этого дол­жен был бы, как ми­ни­мум, по­ни­мать немно­го по-ки­тай­ски. В чем он, на­сколь­ко нам из­вест­но, за­ме­чен ни­ко­гда не был.

Уже в ходе крат­ко­го пе­ре­ска­за сю­же­та Ланг со­вер­шен­но без­до­ка­за­тель­но встав­ля­ет в опи­са­ние соб­ствен­ные (или пе­ре­ня­тые у пред­ше­ствен­ни­ков) умо­за­клю­че­ния, типа — "По­сколь­ку цель Джас­пе­ра со­вер­шен­но од­но­знач­но со­сто­ит в том, чтобы по­хо­ро­нить Эдви­на в скле­пе мис­сис Сапси, то ..." и т.д.

Фраза "Джас­пер до­бав­ля­ет нар­ко­ти­ки в вино и тем про­во­ци­ру­ет сцену на­си­лия между Эдви­ном и Неви­лом", на мой взгляд, со­вер­шен­но ало­гич­на, так как един­ствен­ным нар­ко­ти­ком, ко­то­рый Джас­пер мог бы до­ба­вить, был опиум, а он об­ла­да­ет успо­ка­и­ва­ю­щим и рас­слаб­ля­ю­щим дей­стви­ем. Что Джас­пер мог бы до­ба­вить в пунш, так это по­боль­ше ал­ко­го­ля. А мог бы и ни­че­го не до­бав­лять, а про­сто доль­ше про­во­зить­ся со сме­ши­ва­ни­ем на­пит­ков, ожи­дая, пока "два пе­ту­ха" Эдвин и Невил не по­де­рут­ся сами по себе, безо вся­ких нар­ко­ти­ков.

То же самое и на­счет Дерд­л­за во время "стран­ной экс­пе­ди­ции". Якобы, Джас­пер непре­мен­но дол­жен был до­ба­вить опиум в ко­ньяк. Ну, да, иначе бы ведь Дерд­лз не упил­ся бы вдрызг, вы­ла­кав в оди­ноч­ку и на пу­стой же­лу­док "боль­шую, опле­тен­ную лозой бу­тыл­ку". Непе­ре­мен­но надо влить в пинту ко­нья­ка ложку опи­ума, иначе один ко­ньяк про­сто не по­дей­ству­ет!

Го­во­ря о "при­зра­ке вопля", Ланг трак­ту­ет его бук­валь­но, как ми­сти­че­ское предо­сте­ре­же­ние из бу­ду­ще­го. Во­об­ще, за­ме­ча­ет Ланг, в ро­мане полно ми­сти­ки и те­ле­па­тии. Вот уж че­го-че­го, а те­ле­па­тии-то мы и не за­ме­ти­ли! По Лангу вопль, ко­то­рый услы­шал Дерд­лз, это крик па­да­ю­ще­го через два года с башни со­бо­ра Неви­ла, а жут­кий вой, по­сле­до­вав­ший за во­плем, это... что бы вы по­ду­ма­ли?! Нет, ни­по­чем не до­га­да­е­тесь! Это, утвер­жда­ет Ланг, не что иное, как — вой по хо­зя­и­ну... со­ба­ки Неви­ла! Со­ба­ки, ко­то­рой он непре­мен­но об­за­вёл­ся бы в остав­ших­ся нена­пи­сан­ны­ми гла­вах ро­ма­на!

Ли­хость, с ко­то­рой Ланг рож­да­ет перед изум­лен­ны­ми чи­та­те­ля­ми "со­ба­ку Неви­ла", вы­зы­ва­ет ис­крен­нее вос­хи­ще­ние!

Цель "ноч­ной экс­пе­ди­ции" — по­лу­чить время, до­ста­точ­ное для пе­ре­воз­ки на тачке от до­ми­ка Дерд­л­за до скле­па мис­сис Сапси та­ко­го ко­ли­че­ства нега­ше­ной из­ве­сти, ко­то­рая будет до­ста­точ­на для пол­но­го разъ­еда­ния трупа Эдви­на. Ланг, судя по всему, не за­ме­ча­ет ко­миз­ма фи­гу­ры со­бор­но­го ре­ген­та, сну­ю­ще­го по за­ко­ул­кам ноч­но­го го­ро­да ту­да-сю­да с тач­кой нега­ше­ной из­ве­сти. Из­ве­сти, о свой­ствах и даже о самом су­ще­ство­ва­нии ко­то­рой он узнал от Дерд­л­за толь­ко что, хотя озна­чен­ную экс­пе­ди­цию и ко­ньяк Джас­пер за­пла­ни­ро­вал много рань­ше. Да и сама "тачка Джас­пе­ра" рож­да­ет­ся во­об­ра­же­ни­ем Ланга так же легко, как и "со­ба­ка Неви­ла".

Рас­ска­зы­вая о со­бы­ти­ях Со­чель­ни­ка, Ланг, по-преж­не­му без­до­ка­за­тель­но, утвер­жда­ет, что Джас­пер 23-го де­каб­ря снова про­вёл ночь в Лон­доне, в ку­рильне опи­ума. И это при на­хо­дя­щем­ся у него в го­стях Эдвине, при име­ю­щем­ся в до­стат­ке соб­ствен­ном за­па­се опи­ума для ку­ре­ния, при пол­ном от­сут­ствии 24-го де­каб­ря у Джас­пе­ра симп­то­мов зло­упо­треб­ле­ния опи­умом. Ни­ка­ких "за­тме­ний ума" или за­ка­ты­ва­ния глаз, совсем на­о­бо­рот — Джас­пер при­сут­ству­ет на служ­бах в со­бо­ре и пре­бы­ва­ет в от­лич­ном на­стро­е­нии и в прекрасном го­ло­се.

Да, ста­ру­ха-Ку­рил­ка при­е­ха­ла 24-го де­каб­ря в Клой­стерг­эм, по её соб­ствен­но­му вы­ра­же­нию — "ис­кать игол­ку в стоге сена". После пер­во­го по­се­ще­ния Джас­пе­ром при­то­на осе­нью (в главе пер­вой) ста­ру­ха пы­та­лась его про­сле­дить, но по­те­ря­ла его в толпе при по­сад­ке в ди­ли­жанс на Клой­стерг­эм. В де­каб­ре, от­ча­яв­шись его до­ждать­ся снова, ста­ру­ха сама села на клой­стерг­эм­ский ди­ли­жанс, при­е­ха­ла в го­ро­док, но не нашла Джас­пе­ра, лишь пе­ре­го­во­ри­ла с Эдви­ном. И толь­ко в по­след­ней главе она, со вто­рой (уже третьей) по­пыт­ки, на­хо­дит Джас­пе­ра, опе­ре­див его при­ез­дом.

Ланг, во­след за Пр­ок­то­ром, счи­та­ет, что Грюд­жи­ус еще до по­се­ще­ния Джас­пе­ра 27-го де­каб­ря и "экс­пе­ри­мен­та на его нер­вах" знал, что Джас­пер во­жде­ле­ет Розу и пред­став­ля­ет опас­ность для "Нэда". Пр­ок­тор по­ла­гал, что эти из­ве­стия Грюд­жи­усу при­нёс чудом спас­ший­ся Эдвин, но Ланг вы­дви­га­ет еще одну ги­по­те­зу: Грюд­жи­усу рас­ска­за­ла об этом Елена. А Елене рас­ска­зал Невил. А Неви­лу рас­ска­зал Эдвин. А Эдви­ну рас­ска­за­ла ста­ру­ха. А ста­ру­хе рас­ска­зал сам Джас­пер. Оста­лось толь­ко, чтобы Грюд­жи­ус рас­ска­зал об этом Джас­пе­ру, и круг за­мкнет­ся. Но нет, Грюд­жи­ус смол­чал, экая до­са­да!

Но вот на сцене по­яв­ля­ет­ся Дэ­че­ри и Ланг тут же (как и все мы в своё время) при­ни­ма­ет­ся га­дать — кто же этот "ста­рый баф­фер" с бе­ло­снеж­ны­ми во­ло­са­ми и чер­ны­ми бро­вя­ми?! Ло­гич­но рас­су­див, что если бы Елена или кто-ли­бо еще гри­ми­ро­ва­лись под по­жи­ло­го блон­ди­на, то уж обес­цве­тить брови под стать па­ри­ку про­бле­мы бы не со­ста­ви­ло, Ланг идет даль­ше, делая ин­те­рес­ное за­ме­ча­ние, что ха­рак­тер Дэ­че­ри, ле­ни­во-на­смеш­ли­вый, со­вер­шен­но от­ли­ча­ет­ся от ха­рак­те­ров любых дру­гих пер­со­на­жей книги. Во время раз­го­во­ра со ста­ру­хой-Ку­рил­кой в по­след­ней главе Дэ­че­ри ведет себя как по­сто­рон­ний, ни­че­го не зна­ю­щий ни о каком Эдвине и его по­друж­ке, но Ланг счи­та­ет, что Дэ­че­ри перед ста­ру­хой при­тво­ря­ет­ся. Зачем бы ему надо было это де­лать, Ланг не по­яс­ня­ет, хотя можно было бы и вспом­нить, что Дэ­че­ри таки в курсе ис­то­рии с про­па­жей Эдви­на, так как он же го­во­рит об этой загадке с мис­сис Топ.

При­ят­но от­ме­тить, что, объ­яс­няя, по­че­му Грюд­жи­ус, в ответ на во­прос при­е­хав­шей в Степл Инн Розы, можно ли ей зав­тра уви­деть­ся с Еле­ной, так уклон­чи­во обе­щал от­ве­тить ей зав­тра, Ланг пред­вос­хи­ща­ет мою мысль, что Грюд­жи­ус про­сто опа­са­ет­ся сло­ня­ю­ще­го­ся в окру­ге и что-то вы­ню­хи­ва­ю­ще­го Джас­пе­ра.

Ин­те­рес­но узнать так же, что сти­хо­твор­ный экс­промт Грюд­жи­уса "Долой его ти­ран­ство // И злоб­ное ко­вар­ство // По­сяг­нуть на Тебя? // Долой его, долой!" яв­ля­ет­ся па­ра­фра­зом ан­глий­ско­го на­ци­о­наль­но­го гимна "Боже, храни ко­ро­ля!" — "Confound their politics // Frustrate their knavish tricks, // On Thee our hopes we fix // God save us all!"

Го­во­ря о де­та­лях убий­ства, Ланг не знает, чему от­дать пред­по­чте­ние: за­ду­ше­нию Эдви­на чер­ным шел­ко­вым шар­фом или сбра­сы­ва­нию Эдви­на с башни со­бо­ра. По­че­му ору­ди­ем убий­ства дол­жен по­слу­жить имен­но шарф, Ланг не объ­яс­ня­ет. Из­вест­но, что на ри­сун­ке об­лож­ки Кол­линз сна­ча­ла (по прось­бе Дик­кен­са) изоб­ра­зил у Джас­пе­ра на шее чер­ный гал­стук, но потом Дик­кенс при­шел к мысли, что шарф смот­рит­ся лучше. А то бы мы имели идею убий­ства гал­сту­ком. Со сбра­сы­ва­ни­ем ко­го-ли­бо с башни дело об­сто­ит ни­чуть не лучше: ар­хи­тек­ту­ра Ро­че­стер­ско­го со­бо­ра та­ко­ва, что на все че­ты­ре сто­ро­ны от башни кре­стом рас­хо­дят­ся при­де­лы со­бо­ра, с до­воль­но по­ло­ги­ми кры­ша­ми, по­это­му сбро­сить ко­го-ли­бо с башни можно толь­ко на одну из крыш де­ся­тью мет­ра­ми ниже, где труп так и оста­нет­ся ле­жать. Упасть ему по­ме­ша­ет как недо­ста­точ­ный угол на­кло­на крыши, так и ши­ро­кие же­ло­ба во­до­сто­ков по пе­ри­мет­ру крыш.

Ланг утвер­жда­ет, что слова Джас­пе­ра "По­смот­ри, какое оно жал­кое, гад­кое, незна­чи­тель­ное!" от­но­сят­ся к трупу Эдви­на, уви­ден­но­му с вы­со­ты башни. Даже не обращая внимания на недо­уме­ние, что там такое незна­чи­тель­ное Джас­пер мог рас­смот­реть без­лун­ной ночью с башни, нам будет труд­но пред­ста­вить, как во­об­ще с башни такой необыч­ной кон­струк­ции (башня воз­вы­ша­ет­ся по­се­ре­дине кре­сто­об­раз­но­го зда­ния) можно уви­деть даже землю у со­бо­ра, не то что труп на земле. По­смот­ри­те на собор с вы­со­ты пти­чье­го по­лё­та — с такой башни во­об­ще не по­лу­чит­ся что-то сбро­сить на землю, так как во­круг башни сплош­ные крыши при­де­лов и при­стро­ек.

Ланг так же го­во­рит, что (в слу­чае, если Дэ­че­ри это Друд) длин­ная ме­ло­вая черта на двер­це бу­фе­та озна­ча­ет, что те­перь Друду из­вест­но: ста­ру­ха-Ку­рил­ка знает Джас­пе­ра и нена­ви­дит его. Од­на­ко, в ро­мане Дэ­че­ри на­зы­вал свои по­мет­ки "сче­том, ко­то­рый позд­нее будет предъ­яв­лен долж­ни­ку". То есть, по Лангу, это нена­висть Ку­рил­ки, что ли, будет предъ­яв­ле­на Джас­пе­ру для опла­ты?!

Идея, что Друд (или кто-то в об­ра­зе при­зра­ка Друда) будет яв­лять­ся Джас­пе­ру с целью на­пу­гать его, от­кро­ван­но го­во­ря, по­па­хи­ва­ет дет­ством. Ба­буш­ка нас вы­сек­ла, да­вай­те на­пу­га­ем ба­буш­ку, крик­нем ей из-за угла "Бу-у!" Да толь­ко ба­буш­ка-то нас не то что вы­сек­ла, а чуть не убила, к тому же при­сы­пав свер­ху не мукой для пи­ро­гов, а нега­ше­ной из­ве­стью. За­ме­ча­тель­ный объ­ект для пу­га­ния, что и го­во­рить!

Но у Ланга есть и про­зре­ния. Кар­ти­на Дерд­л­за и Де­пу­та­та, несу­щих тело Эдви­на в жи­ли­ще ка­ме­но­тё­са — очень по­хо­жа на ре­аль­но про­изо­шед­шую. Осо­бен­но, если пред­ста­вить себе кучу из­ве­сти у ворот дво­ри­ка в ка­че­стве по­след­не­го при­ста­ни­ща для трупа. И толь­ко коль­цо, усто­яв­шее про­тив раз­ру­ши­тель­но­го дей­ствия из­ве­сти, по­ка­жет место его по­гре­бе­ния.

Од­на­ко, за­ме­ча­ет Ланг, по­че­му толь­ко коль­цо?! На трупе Эдви­на долж­но же быть мно­же­ство дру­гих ме­тал­ли­че­ских пред­ме­тов: мо­не­ты, ключи, пу­го­ви­цы в конце кон­цов! На каж­дой пу­го­ви­це ука­за­но имя порт­но­го, а у порт­но­го име­ет­ся книга кли­ен­тов. Уста­но­вить по клю­чам, Эдвин ли это, тоже проще про­сто­го — надо толь­ко по­ехать в Лон­дон и по­пы­тать­ся от­крыть его го­род­скую квар­ти­ру. Ло­гич­но, что и го­во­рить. А порт­моне Эдви­на с его до­ку­мен­та­ми и пись­ма­ми, оно-то куда де­лось? Ах, из­весть...

В по­след­ней трети сво­е­го тек­ста, Эндрю Ланг ана­ли­зи­ру­ет ри­су­нок об­лож­ки, делая несколь­ко тол­ко­вых за­ме­ча­ний. Но об­на­ру­же­ние белых нос­ков на вто­рой фи­гу­ре, под­ни­ма­ю­щей­ся по вин­то­вой лест­ни­це — это что-то. Любой, взгля­нув­ший на ри­су­нок об­лож­ки, убе­дит­ся — на этом че­ло­ве­ке нет ни­ка­ких белых нос­ков, брюки его до­ста­точ­но длин­ны, чтобы ле­жать на баш­ма­ках даже тогда, когда он ска­чет через две сту­пень­ки. Про "че­ло­ве­ка с фо­на­рем" Ланг крат­ко бро­са­ет: "Это, ко­неч­но, Джас­пер". И опять не утруж­да­ет себя до­ка­за­тель­ства­ми и по­яс­не­ни­я­ми при­чи­ны своей уве­рен­но­сти.

В конце книги Ланг быст­ро рас­щел­ки­ва­ет вто­ро­сте­пен­ные тайны ро­ма­на. Так, на­при­мер, ста­ру­ха-Ку­рил­ка ока­зы­ва­ет­ся ма­те­рью Джас­пе­ра. Мы знаем, что она шест­на­дцать лет пила (и де­сять лет ку­ри­ла, до­бав­ля­ет Ланг). Это в сумме как раз со­ста­вит воз­раст Джас­пе­ра. Каким об­ра­зом эта ал­ко­го­лич­ка ухит­ри­лась вос­пи­тать Джас­пе­ра и дать ему му­зы­каль­ное об­ра­зо­ва­ние, да чтобы при этом Джас­пер забыл род­ную мать и явил­ся к ней ку­рить опиум как по­сто­рон­ний — это за пре­де­ла­ми на­ше­го по­ни­ма­ния. Вдо­ба­вок, еще по­лу­ча­ет­ся, что ста­ру­ха-Ку­рил­ка — тёща па­па­ши Друда и ба­буш­ка Эдви­на. Что Эдви­ну было ровно никак не из­вест­но.

В за­вер­ше­ние книги Ланг женит Кри­спарк­ла на Елене, Тар­та­ра на Розе, а остав­ше­му­ся не у дел Эдви­ну пред­ла­га­ет от­пра­вить­ся "рас­ше­ве­лить Еги­пет." Ах, да! Оста­ёт­ся ведь еще Невил! Ну, Невил упа­дёт с крыши, пре­сле­дуя Джас­пе­ра. На боль­шее он ведь не го­дит­ся.



Ма­шин­ный пе­ре­вод книги Ланга на рус­ский язык можно ска­чать здесь.