Свен Карстен: Комментарии к "Тайне Анжелины Фруд" Р. Остина Фримена

Ричард Остин Фри­мен (1862-1943) — из­вест­ный в на­ча­ле два­дца­то­го века бри­тан­ский пи­са­тель-де­тек­тив­щик, со­зда­тель об­ра­за док­то­ра-рас­сле­до­ва­те­ля Торн­дай­ка, о при­клю­че­ни­ях ко­то­ро­го Фри­мен на­пи­сал более два­дца­ти ро­ма­нов. Этот док­тор Джон Эве­лин Торн­дайк — чрез­вы­чай­но скру­пу­лез­ный и вдум­чи­вый ис­сле­до­ва­тель, один из пер­вых су­деб­ных экс­пер­тов, его рас­сле­до­ва­ния ба­зи­ру­ют­ся на тща­тель­ном сборе и мик­ро­ско­пи­че­ском ис­сле­до­ва­нии самых незна­чи­тель­ных сле­дов (впл­лоть до об­раз­цов пыли или песка), ко­то­рые после его де­дук­ций пре­вра­ща­ют­ся в неопро­вер­жи­мые улики. Если к делу при­вле­ка­ют док­то­ра Торн­дай­ка, то можно не со­мне­вать­ся — пре­ступ­ник будет об­на­ру­жен и по двум об­ро­нен­ным во­лос­кам.

Роман "Тайна Ан­дже­ли­ны Фруд", как это сле­ду­ет даже из его на­зва­ния, по­свя­щен рас­сле­до­ва­нию док­то­ром Торн­дай­ком за­гад­ки, чрез­вы­чай­но схо­жей с "тай­ной Эдви­на Друда" Дик­кен­са. Некая мис­сис Фруд та­ин­ствен­но и бес­след­но ис­че­за­ет в го­ро­де Ро­че­сте­ре. Рас­сле­до­ва­ние дела было по­став­ле­но док­то­ром Торн­дай­ком на стро­го на­уч­ную ос­но­ву и ре­зуль­тат по­лу­чил­ся по­и­стине уди­ви­тель­ный.


Пер­вая глава зна­ко­мит нас с предыс­то­ри­ей тайны. По­вест­во­ва­ние ве­дет­ся от лица неко­е­го лон­дон­ско­го прак­ти­ку­ю­ще­го врача, док­то­ра Стрен­джей­са. По­сре­ди ночи он был сроч­но вы­зван для ока­за­ния по­мо­щи одной даме, г-же Джон­сон. По ряду при­зна­ков, док­тор по­ни­ма­ет, что это имя фик­тив­ное, но спе­шит на по­мощь. Его при­во­зят в час­ный кот­тедж, где он на­хо­дит боль­ную — ми­ло­вид­ную (на­сколь­ко можно разо­брать в по­лу­тьме спаль­ни) мо­ло­дую жен­щи­ну; она лежит в по­сте­ли и, судя по всему, толь­ко что пе­ре­жи­ла нерв­ный шок. Док­тор про­слу­ши­ва­ет боль­ную сте­то­ско­пом и вне­зап­но за­ме­ча­ет крас­ные пятна на коже её шеи. Хотя боль­ная и утвер­жда­ет, что эти пятна остав­ле­ны че­ре­с­чур жест­ким во­рот­ни­ком плать­ся, док­тор уве­рен: это следы уду­ше­ния. Дама либо сама пы­та­лась по­ве­сить­ся, либо её ду­ши­ли. И док­тор скло­ня­ет­ся ко вто­ро­му ва­ри­ан­ту, так как в ком­на­те за­ме­ча­ет еще и мужа г-жи Джон­сон, глухо ры­да­ю­ще­го у сто­ли­ка в углу. До­ста­вая пла­ток из кар­ма­на, этот че­ло­век ро­ня­ет неболь­шой бу­маж­ный па­ке­тик, ко­то­рый тут же нерв­но под­би­ра­ет — и у док­то­ра за­кра­ды­ва­ет­ся по­до­зре­ние, что в па­ке­те этом ко­ка­ин, а сам ми­стер Джон­сон — нар­ко­ман. Дав боль­ной вы­пить успо­ка­и­ва­ю­ще­го, док­тор Стрен­джейс с тя­же­лым чув­ством от­бы­ва­ет во­сво­я­си, уве­рен­ный в том, что видел один из актов се­мей­ной тра­ге­дии: муж-нар­ко­ман в при­пад­ке бе­шен­ства пы­тал­ся за­ду­шить свою жену. Мис­сис Джон­сон, кра­си­вая и несчаст­ная, не идёт у док­то­ра из го­ло­вы, ему хо­чет­ся как-то по­мочь ей, через несколь­ко дней он снова при­хо­дит по ад­ре­су, но кот­тедж стоит пу­стой: жиль­цы вы­еха­ли.

Про­хо­дит боль­ше года, и вот во вто­рой главе док­тор Стрен­джейс по­ку­па­ет вра­чеб­ную прак­ти­ку в го­ро­де Ро­че­сте­ре, граф­ство Кент. Устрой­ство док­то­ра на новом месте долж­ны взять на себя мест­ные аген­ты Джапп и Банди. Док­тор едет по­ез­дом и во время пе­ре­сад­ки в Дарт­фор­де за­ме­ча­ет в толпе, жду­щей ро­че­стер­ско­го по­ез­да, того са­мо­го "ми­сте­ра Джон­со­на". Вид его вну­ша­ет от­вра­ще­ние: он вы­гля­дит как бро­дя­га. Под по­лу­рас­стег­ну­тым паль­то док­тор за­ме­ча­ет нож-фин­ку в нож­нах на поясе. Джон­сон вы­хо­дит тоже в Ро­че­сте­ре; более того — явно не узнав док­то­ра, спра­ши­ва­ет у него, как у мест­но­го, не знает ли он, где в Ро­че­сте­ре живёт некая мис­сис Фруд. Стрен­джейс не знает, и Джон­сон ухо­дит. Док­тор от­прав­ля­ет­ся в кон­то­ру аген­тов, где на­хо­дит ми­сте­ра Банди — мо­ло­до­го, суб­тиль­но­го, ко­рот­ко стри­жен­но­го субъ­ек­та в боль­ших ро­го­вых очках, и ми­сте­ра Джап­па — со­лид­но­го ста­ри­ка. Ока­зы­ва­ет­ся, что аренд­ный до­го­вор на по­ме­ще­ние надо под­пи­сать у вла­де­ли­цы дома, мис­сис Фруд. Вот уди­ви­тель­но! — го­во­рит Стрен­джейс. — Я толь­ко что видел кое-ко­го, кто тоже ин­те­ре­со­вал­ся мис­сис Фруд! Но­вость чрез­вы­чай­но за­ин­те­ре­со­вы­ва­ет гос­под Джап­па и Банди. После об­сто­я­тель­но­го раз­го­во­ра, Банди от­прав­ля­ет­ся про­во­дить док­то­ра Стрен­джей­са до его но­во­го оби­та­ли­ща. Стрен­джейс рас­спра­ши­ва­ет про г-жу Фруд, Банди от­ве­ча­ет, что эта дама не в его вкусе. Новые зна­ко­мые до­го­ва­ри­ва­ют­ся встре­тить­ся на­зав­тра, чтобы под­пи­сать с г-жой Фруд до­го­вор арен­ды.

В тре­тьей главе док­тор Стрен­джейс снова по­се­ща­ет кон­то­ру аген­тов. Банди из­ви­ня­ет­ся, что не может его про­во­дить, у него сроч­ное дело, он ухо­дит. Ста­рик Джепп ведёт док­то­ра в апар­та­мен­ты мис­сис Фруд — они в этом же доме, но с дру­го­го подъ­ез­да. С пер­во­го же взгля­да (хотя в ком­на­тах и по­лу­тьма от за­дёр­ну­тых штор) Стрен­джейс с ра­до­стью узна­ёт да­веш­нюю "мис­сис Джон­сон". Она так же кра­си­ва, хотя и вы­гля­дит несколь­ко уста­лой. Стрен­джейс при­зна­ёт­ся ей, что он — тот самый док­тор, ко­то­ро­го к ней при­гла­ша­ли год назад ночью. Мис­сис Фруд по­ра­же­на. Док­тор до­бав­ля­ет, что в по­ез­де видел её мужа. Дей­стви­тель­но, ми­стер Фруд был нар­ко­ма­ном и рев­нив­цем, тогда он чуть не за­ду­шил жену, без­осно­ва­тель­но при­рев­но­вав её чуть ли не к по­сто­рон­не­му. Мис­сис Фруд вы­нуж­де­на была с ним рас­стать­ся, и те­перь скры­ва­ет­ся здесь, в Ро­че­сте­ре, но она бо­ит­ся, что он напал на её след. Док­тор обе­ща­ет при­го­то­вить её успо­ко­и­тель­ные капли. При­ят­но по­го­во­рив и под­пи­сав до­го­вор, док­тор Стрен­джейс и мис­сис Фруд рас­ста­ют­ся. Док­тор оча­ро­ван новой зна­ко­мой. Кста­ти, в мо­мент под­пи­са­ния до­го­во­ра он за­ме­тил на паль­це мис­сис Фруд коль­цо при­ме­ча­тель­ной формы со зна­ком Зо­ди­а­ка.

Через пару минут док­то­ра Стрен­джей­са зовут в со­сед­ний трак­тир — од­но­му из по­се­ти­те­лей стало плохо, он без со­зна­ния. Стрен­джейс спе­шит туда; сюр­приз! — это ми­стер Фруд бь­ёт­ся в нар­ко­ти­че­ском при­пад­ке. По­мочь ему нечем, можно толь­ко при­вя­зать к кро­ва­ти в боль­ни­це. Док­тор спе­шит домой, сме­ши­ва­ет капли и для мис­сис Фруд, и для ми­сте­ра Фруда, затем са­мо­лич­но раз­но­сит ле­кар­ства по страж­ду­щим. Он рас­ска­зы­ва­ет г-же Фруд о ви­ден­ном в трак­ти­ре. Та сер­деч­но бла­го­да­рит его за за­бо­ту.

Утром, в чет­вер­той главе, док­тор Стрен­джейс по­се­ща­ет ми­сте­ра Фруда в боль­ни­це. Тот уже при­шел в себя и тоже жа­лоб­но бла­го­да­рит док­то­ра за за­бо­ту. Док­тор даёт ему пару шил­лин­гов, чтобы тот убрал­ся назад в Лон­дон. В кон­то­ре аген­тов док­тор рас­ска­зы­ва­ет Банди и Дже­ппу о слу­чив­шем­ся. Банди вни­ма­ет но­во­стям лег­ко­мыс­лен­но, а ста­рый Джепп встре­во­жен. Потом Банди пред­ла­га­ет док­то­ру про­гул­ку по Ро­че­сте­ру с осмот­ром ар­хео­ло­ги­че­ских до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей — со­бо­ра, раз­ва­лин рим­ской стены и замка. Док­тор со­гла­ша­ет­ся, и они идут. Стену как раз ре­мон­ти­ру­ет бри­га­да ра­бо­чих под ру­ко­вод­ством бри­га­ди­ра: он го­то­вят из нега­ше­ной из­ве­сти стро­и­тель­ный рас­твор и сып­лют ще­бень внутрь опа­луб­ки. Бри­га­дир пре­ду­пре­жда­ет наших празд­но­ша­та­ю­щих­ся, чтобы они не на­сту­пи­ли в из­весть — она спо­соб­на про­есть их бо­тин­ки и ноги до ко­стей. Бри­га­дир рас­ска­зы­ва­ет страш­ную ис­то­рию про пья­но­го мо­ря­ка, сва­лив­ше­го­ся в трюм с из­ве­стью и сго­рев­ше­го там так, что от него толь­ко брюч­ные пу­го­ви­цы оста­лись. Неко­то­рое время все об­суж­да­ют страш­ные свой­ства из­ве­сти, потом Банди пе­ре­во­дит раз­го­вор на мис­сис Фруд. По­нра­ви­лась ли она Вам, ми­стер Стрен­джейс? — спра­ши­ва­ет он. Док­тор тепло от­зы­ва­ет­ся о ней. По­го­во­рив еще немно­го о бед­ном нар­ко­мане Фруде, гос­по­да рас­ста­ют­ся.

В пятой главе Стрен­джейс встре­ча­ет в со­бо­ре сво­е­го ста­ро­го зна­ко­мо­го Джер­ви­са, ас­си­стен­та док­то­ра Торн­дай­ка. Ока­зы­ва­ет­ся, зна­ме­ни­тый док­тор тоже в Ро­че­сте­ре, что-то рас­сле­ду­ет. Стрен­джейс вы­ра­жа­ет же­ла­ние по­зна­ко­мить­ся с этим ин­те­рес­ным че­ло­ве­ком. Джер­вис обе­ща­ет. Рас­став­шись с Джер­ви­сом, Стрен­джейс от­прав­ля­ет­ся к г-же Фруд, где лю­без­ни­ча­ет с ней три чет­вер­ти часа.

В ше­стой главе док­тор Стрен­джейс всё более влюб­ля­ет­ся в Ан­же­ли­ну Фруд. Один раз он слу­чай­но видит в окрес­но­стях го­ро­да её быв­ше­го мужа, ве­ду­ще­го себя по­до­зри­тель­но. Док­тор рас­ска­зы­ва­ет об этой встре­че г-же Фруд и вы­пи­сы­ва­ет ей успо­ко­и­тель­ные таб­лет­ки.

Седь­мая глава. Утром г-жу Фруд нигде не могут найти, она ис­чез­ла. Вещи остав­ле­ны, ужин не тро­нут, мис­сис Фруд вышла по­гу­лять и не вер­ну­лась. Док­тор Стрен­джейс в боль­шой тре­во­ге, Джепп тоже, а Банди по-преж­не­му лег­ко­мыс­лен­нен. Стрен­джейс раз­го­ва­ри­ва­ет с квар­тир­ной хо­зяй­кой г-жи Фруд — та тоже в недо­уме­нии и тре­во­ге. Очень кста­ти Стрен­джейс встре­ча­ет про­гу­ли­ва­ю­щих­ся Джер­ви­са и Торн­дай­ка и рас­ска­зы­ва­ет им о ис­чез­но­ве­нии Ан­же­ли­ны Фруд. Торн­дайк со­гла­ша­ет­ся про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние, но из Лон­до­на.

По­яв­ля­ет­ся сер­жант по­ли­ции Коб­б­ле­дик и в вось­мой главе сни­ма­ет по­ка­за­ния с док­то­ра Стрен­джей­са — ведь он по­след­ний, кто видел мис­сис Фруд живой. Позд­нее док­тор Торн­дайк про­сит Стрен­джей­са пись­мен­но из­ло­жить всё, что тот знает о си­ту­а­ции и самой мис­сис Фруд и при­слать её фо­то­гра­фию. Уже ве­че­ром того же дня Коб­б­ле­дик де­ла­ет первую на­ход­ку — брош­ку Ан­же­ли­ны Фруд: ка­кой-то моряк с бо­ро­дав­кой на носу сдал её несколь­ко часов назад в лом­бард. Стрен­джейс по­дав­лен. Не озна­ча­ет ли это, что Ан­же­ли­ну убили и огра­би­ли?

Глава де­вя­тая. Про­хо­дит неде­ля и об­на­ру­жи­ва­ет­ся новая улика: в по­ло­се при­ли­ва най­де­на ко­ро­боч­ка с успо­ко­и­тель­ны­ми таб­лет­ка­ми, ко­то­рые док­тор Стрен­джейс вы­пи­сал Ан­же­лине Фруд. Док­тор рас­стро­ен, Банди его успо­ка­и­ва­ет: хо­ро­шо, что не нашли тело, зна­чит — есть еще на­деж­да. Тут же на бе­ре­гу реки на­хо­дят и су­моч­ку мис­сис Фруд, со­вер­шен­но пу­стую.

В город со­би­ра­ет­ся при­е­хать некий аме­ри­кан­ский ар­хео­лог для фо­то­гра­фи­ро­ва­ния ис­то­ри­че­ских руин, Банди пред­ла­га­ет Стрен­джей­су при­со­еди­нить­ся к на­уч­ной ком­па­нии и тем самым от­влечь­ся от тя­же­дых мыс­лей. Кста­ти, дол­жен при­е­хать и док­тор Торн­дайк.

В де­ся­той главе вся на­уч­ная ком­па­ния тас­ка­ет­ся по Ро­че­сте­ру, там и тут фо­то­гра­фи­руя рим­скую стену и про­чие руины. Банди пи­ки­ру­ет­ся с Торн­дай­ком. Сер­жант при­но­сит оче­ред­ную на­ход­ку — шарф Ан­же­ли­ны, об­на­ру­же­ный под ко­ря­гой. Банди ку­са­ет в щёку комар — док­тор Торн­дайк рас­смат­ри­ва­ет место укуса в лупу и не на­хо­дит ни­че­го опас­но­го.

Глава один­на­дца­тая. Стрен­джейс и Банди, про­гу­ли­ва­ясь, за­ме­ча­ют мо­ря­ка с бо­ро­дав­кой на носу. Его окли­ка­ют, он убе­га­ет, слу­чив­ший­ся рядом сер­жант Коб­б­ле­дик пус­ка­ет­ся в по­го­ню, но мо­ря­ку уда­ёт­ся скрыть­ся. По­пут­но в ку­стах об­на­ру­жи­ва­ет­ся туфля мис­сис Фруд. Коб­б­ле­дик счи­та­ет, что надо уве­до­мить обо всём док­то­ра Торн­дай­ка. Ка­жет­ся бес­спор­ным, что Ан­же­ли­ну убили, огра­би­ли, а тело бро­си­ли в реку.

В две­на­дца­той главе док­тор Торн­дайк берет об­раз­цы от­пе­чат­ков паль­цев Ан­же­ли­ны со ста­ка­на в её ком­на­те и сни­ма­ет пару волос с её рас­чёс­ки. У реки Коб­б­ле­дик на­хо­дит в ку­стах вто­рую туфлю и шляп­ную бу­лав­ку мис­сис Фруд.

Про­хо­дит еще де­сять дней (а с мо­мен­та ис­чез­но­ве­ния Ан­же­ли­ны — три ме­ся­ца). В три­на­дца­той главе об­на­ру­жи­ва­ют­ся шляп­ка Ан­же­ли­ны и пара пу­го­виц с её пла­тья. Но тела нет как нет. Кста­ти, на­ход­ки рас­по­ло­же­ны на одной линии, ве­ду­щей от реки к ру­и­нам стены.

Глава че­тыр­на­дца­тая. При­ез­жа­ет Торн­дайк и при­во­зит копии фо­то­гра­фий мис­сис Фруд, об­ра­бо­та­ные се­пи­ей. Он пред­ла­га­ет Банди опо­знать Ан­же­ли­ну, тот под­твер­жда­ет сход­ство. Торн­дайк на­ме­ка­ет сер­жан­ту, что тело уби­той ни­ко­гда и не было в реке, на­о­бо­рот — оно ско­рее всего за­хо­ро­не­но в ру­и­нах рим­ской стены.

Дей­стви­тель­но, в главе пят­на­дца­той в стене на­хо­дят (среди нега­ше­ной из­ве­сти) несколь­ко че­ло­ве­че­ских ко­стей и коль­цо мис­сис Фруд. Стрен­джейс очень рас­стро­ен, но он ожи­дал что-то по­доб­ное. Те­перь труп как бы об­на­ру­жен, и неиз­беж­но ко­ро­нер­ское рас­сле­до­ва­ние.

В шест­на­дца­той главе все со­би­ра­ют­ся в зале суда и при­ни­ма­ют­ся раз­би­рать дело, да­вать по­ка­за­ния и поды­то­жи­вать факты. Торн­дайк вы­зы­ва­ет Стрен­джей­са в Лон­дон: ока­зы­ва­ет­ся, най­ден труп мужа мис­сис Фруд. Стрен­джейс опо­зна­ёт тело. Торн­дайк тоже со­би­ра­ет­ся в Ро­че­стер, сви­де­тель­ство­вать в суде.

В главе сем­на­дца­той суд уже почти при­хо­дит к вы­во­ду, что об­на­ру­жен­ные кости го­во­рят о том, что мис­сис Ан­же­ли­на Фруд была убита, но док­тор Торн­дайк про­сит не то­ро­пить­ся. Он счи­та­ет, что ми­стер Питер Банди может про­лить до­пол­ни­тель­ный свет на всё это тём­ное дело. Все удив­ле­ны, но при­во­дят Банди к при­ся­ге. В пер­вых же сло­вах ми­стер Банди при­зна­ёт­ся в том, что он... и есть про­пав­шая Ан­же­ли­на Фруд!

Во­сем­на­дца­тая глава. Все по­ра­же­ны. Вне­зап­но об­ре­тен­ная Ан­же­ли­на Фруд пе­ре­оде­ва­ет­ся (дома, суд от­пу­стил её) из муж­чи­ны в жен­щи­ну. Её снова при­во­дят к при­ся­ге и спра­ши­ва­ют, чьи же тогда кости за­хо­ро­не­ны в стене. Ока­зы­ва­ет­ся, это были кости от куп­лен­но­го в ма­га­зине учеб­но­го ске­ле­та, Ан­же­ли­на сама за­хо­ро­ни­ла их для того, чтобы пред­ста­вить себя уби­той. Все улики раз­бро­са­ла тоже она, под видом ми­сте­ра Банди. Она хо­те­ла, чтобы муж счи­тал её мёрт­вой и боль­ше не разыс­ки­вал. На ра­до­стях док­тор Стрен­джейс при­зна­ёт­ся Ан­ге­лине в любви.

В де­вят­на­дца­той главе док­тор Торн­дайк даёт объ­яс­не­ния своим умо­за­клю­че­ни­ям. Улики были раз­бро­са­ны бес­смыс­лен­но и на­роч­но, Банди был слиш­ком похож на жен­щи­ну, имел жен­ский тип фи­гу­ры, не умел об­ра­щать­ся с тро­стью, он ни­ко­гда не брил­ся (как раз­гля­дел Торн­дайк через лупу) и ни­ко­гда не по­яв­лял­ся од­но­вре­мен­но с мис­сис Фруд. Во­ло­сы с рас­чес­ки Ан­же­ли­ны Фруд были мерт­вы­ми во­ло­са­ми из па­ри­ка, а от­пе­чат­ки паль­цев со ста­ка­на сов­па­ли с от­пе­чат­ка­ми паль­цев Банди, ко­то­рые он оста­вил на фо­то­гра­фи­ях. Моряк с бо­ро­дав­кой на носу был тоже пе­ре­оде­той Ан­же­ли­ной Фруд. Ан­же­ли­на во всём при­зна­ёт­ся и про­сит про­ще­ния за розыг­рыш.

За­на­вес опус­ка­ет­ся над этой стран­ной ис­то­ри­ей.


При­ме­ча­тель­но то тоск­ли­вое чув­ство безыс­ход­но­сти и фа­та­лиз­ма, ко­то­рое воз­ни­ка­ет у хо­ро­шо зна­ко­мо­го с ис­ход­ным дик­кен­сов­ским тек­стом чи­та­те­ля, когда он вме­сте с рас­сказ­чи­ком снова по­па­да­ет в Клой­стерг­эм-Ро­че­стер, снова вме­сте с одним из пер­со­на­жей едва не на­сту­пет в нега­ше­ную из­весть, снова видит коль­цо, при­над­ле­жа­щее дей­ству­ю­ще­му лицу с фа­ми­ли­ей, зву­ча­щей почти как "Друд", и по­ни­ма­ет, что судь­ба этого несчаст­но­го лица пред­опре­де­ле­на — ис­чез­нуть без следа не в этой главе, так в сле­ду­ю­щей. По­не­во­ле в го­ло­ву при­хо­дят грус­тные мысли, что пока раз­гад­ка Тайны Эдви­на Друда не будет най­де­на, пока луч солн­ца не про­ник­нет в склеп мис­сис Сапси, пока не будет вы­ве­ден на чи­стую воду пусть не Джон Джас­пер, так хоть Ни­ко­лас Фруд — ис­то­рия об­ре­че­на по­вто­рять­ся, и всё новые и новые эдви­ны и ан­же­ли­ны будут ис­че­зать, стоит нам лишь на се­кун­ду от­вер­нуть­ся.

"Вос­кре­ше­ние" шут­ни­цы Ан­же­ли­ны из горст­ки ко­стей в луже нега­ше­ной из­ве­сти вы­гля­дит из­де­ва­тель­ством над чи­та­те­лем, так как ни­ко­им об­ра­зом эту ис­то­рию нель­зя при­ло­жить к ори­ги­наль­ной Тайне Друда. Не может ис­чез­нув­ший Эдвин бро­дить во­круг, пе­ре­одев­шись жен­щи­ной, так как нет в ро­мане Дик­кен­са под­хо­дя­щих для та­ко­го жен­ских об­ра­зов. Ис­то­рия, рас­ска­зан­ная Фриме­ном, по­ка­зы­ва­ет несо­сто­я­тель­ность и об­рат­но­го: не может жен­щи­на, хоть Елена Ланд­лесс, хоть кто угод­но, пе­ре­одеть­ся муж­чи­ной и ду­ра­чить окру­жа­ю­щих, так как ущерб­ность её об­ра­за будет за­мет­на лю­бо­му на­блю­да­тель­но­му глазу.

Един­ствен­ное в этой ис­то­рии можно за­пи­сать в актив рас­сле­до­ва­те­ля ТЭД: в одной из глав док­тор Торн­дайк рас­ска­зы­ва­ет, как он опыт­ным путём про­ве­рял воз­дей­ствие нега­ше­ной из­ве­сти на мёрт­вые тела (на­при­мер, ла­бо­ра­тор­ных крыс). На­блю­да­е­мый эф­фект ока­зал­ся про­ти­во­по­лож­ным тому, ко­то­рый по об­ще­му мне­нию ожи­дал­ся: из­весть не сжи­га­ла тела, а, на­о­бо­рот, предо­хра­ня­ла их от раз­ло­же­ния. Со­еди­ня­ясь с со­дер­жа­щей­ся в ор­га­низ­ме вла­гой, из­весть вы­су­ши­ва­ла и му­ми­фи­ци­ро­ва­ла трупы, ко­то­рые далеемогли хра­нить­ся в из­ве­сти дли­тель­ное время, лишь незна­чи­тель­но при этом усы­хая. Из­весть не разъ­еда­ла кости, она даже не могла бы разъ­есть кожу, по­сколь­ку ока­зы­ва­ла бы на кожу трупа ду­бя­щее воз­дей­ствие. По­это­му, о рас­тво­ре­нии тела по­кой­но­го Эдви­на Друда в куче нега­ше­ной из­ве­сти можно за­быть — с на­уч­ной точки зре­ния эта тео­рия несо­сто­я­тель­на.

Как обыч­но, при­ла­гаю ма­шин­ный пе­ре­вод тек­ста на рус­ский язык.