В. Н. Кокарев: Еще раз о Тайне Эдвина Друда

Впервые опубликовано на сайте Scientific World в декабре 2011 года


140 лет про­шло, а тайна Эдви­на Друда так же да­ле­ка от раз­гад­ки, как и в мо­мент смер­ти его со­зда­те­ля. Мно­ги­ми пред­ла­га­лись ре­ше­ния, с неко­то­ры­ми я зна­ком, оче­вид­но, еще боль­ше мне неиз­вест­но. Но я осме­люсь пред­по­ло­жить, что среди них нет ни од­но­го удо­вле­тво­ри­тель­но­го. Если бы оно было, оно немед­лен­но стало бы все­об­щим до­сто­я­ни­ем, по нему были бы по­став­ле­ны филь­мы и се­ри­а­лы. Ни­че­го по­доб­но­го, по край­ней мере до­стой­но­го вни­ма­ния, мы не видим. Как обыч­но бы­ва­ет и в жизни и в науке, когда ка­кая-то за­да­ча долго не под­да­ет­ся ре­ше­нию, на­чи­на­ют ис­кать до­ка­за­тель­ства ее нераз­ре­ши­мо­сти. Вот что пишет М. Че­го­да­е­ва: «Стоит толь­ко мыс­лен­но обо­рвать любой из ро­ма­нов Дик­кен­са на таком же рас­сто­я­нии от конца, на каком обо­рва­лась «Тайна Эдви­на Друда», и нам при­дет­ся при­знать­ся: ни­ка­кое во­об­ра­же­ние не в со­сто­я­нии под­ска­зать чи­та­те­лю те неожи­дан­ные ходы и уди­ви­тель­ные раз­вяз­ки, какие спо­со­бен был при­уго­тов­лять к фи­на­лу сам Дик­кенс». Да­вай­те не со­гла­сим­ся! В от­ли­чие от дру­гих про­из­ве­де­ний Дик­кен­са «Эдвин Друд» — де­тек­тив, а де­тек­тив под­чи­ня­ет­ся про­стым и всем из­вест­ным за­ко­нам. Если не под­чи­ня­ет­ся, то это пло­хой де­тек­тив. А ведь Дик­кенс обе­щал на­пи­сать хо­ро­ший! Да­вай­те из этого и будем ис­хо­дить.

Далее ци­та­ты из ро­ма­на за­клю­ча­ют­ся в ка­выч­ки. Я поль­зо­вал­ся из­да­ни­ем [1]. В неко­то­рых дру­гих из­да­ни­ях пе­ре­вод­чи­ки и ре­дак­то­ры бес­по­щад­но вы­бра­сы­ва­ют очень важ­ные де­та­ли. Так что если хо­ти­те све­рять ци­та­ты, то ре­ко­мен­дую поль­зо­вать­ся тем же из­да­ни­ем, но и в нем есть от­ли­чия от ан­глий­ско­го (я их от­ме­чаю).

АНА­ЛИЗ

Ми­стер Дэ­че­ри. Среди раз­га­ды­ва­те­лей «Эдви­на Друда» имеет хож­де­ние до­воль­но стран­ная вер­сия, что ми­стер Дэ­че­ри — это пе­ре­оде­тая Елена Ланд­лесс. Воз­ник­ло это пред­по­ло­же­ние, ве­ро­ят­но, по­то­му, что осталь­ные ва­ри­ан­ты убе­ди­тель­но опро­верг­ну­ты раз­лич­ны­ми ав­то­ра­ми. Да­вай­те сна­ча­ла опро­верг­нем и вер­сию Елены. В чем же за­ме­че­на пред­по­ла­га­е­мая Елена Ланд­лесс, мо­ло­дая де­вуш­ка, по­ло­жи­тель­ная ге­ро­и­ня? Вот, сразу по при­бы­тии в го­ро­док, ми­стер Дэ­че­ри = Елена Л. за­ка­зы­ва­ет обед, «…из жа­ре­ной кам­ба­лы, те­ля­чьей кот­лет­ки и бу­тыл­ки хе­ре­са» (Гл. 18). Ни­че­го себе — мо­ло­дая де­вуш­ка, по­ло­жи­тель­ная ге­ро­и­ня! Хле­щет херес бу­тыл­ка­ми! Вот (в гл. 23) ми­стер Дэ­че­ри, по­про­щав­шись со своим дру­гом — маль­чиш­кой воз­вра­ща­ет­ся домой и са­дит­ся за ужин «… рас­се­ян­но по­гло­щая хлеб с сыром, салат и эль». Тоже со­всем не де­ви­чий ужин. Вот опи­са­ние Елены и ее брата Неви­ла (гл. 6) «На ред­кость кра­си­вый строй­ный юноша и на ред­кость кра­си­вая строй­ная де­вуш­ка; очень по­хо­жи друг на друга; оба чер­но­во­ло­сые, со смуг­лым ру­мян­цем, она почти цы­ган­ско­го типа…». А вот (в гл. 23) ми­стер Дэ­че­ри ро­ня­ет мо­нет­ку, на­ги­ба­ет­ся и под­ни­ма­ет ее «… весь крас­ный от уси­лия». Я ни­ко­гда не видел, как смуг­лые люди крас­не­ют. И вы вряд ли уви­ди­те. А тем, кто все-та­ки на­де­ет­ся уви­деть, я на­по­ми­наю, что мо­ло­дые де­вуш­ки на­ги­ба­ют­ся обыч­но без осо­бых уси­лий.

Роза. Неве­ста Эдви­на. В гл. 2 он со­би­ра­ет­ся пе­ре­дать ей в по­да­рок пер­чат­ки «…столь­ко пар, сколь­ко ей се­год­ня ис­пол­ни­лось лет». Пер­чат­ки про­да­ва­лись по­лу­дю­жи­на­ми, зна­чит сей­час Розе 6 х 3 = 18 лет. Когда ей было семь лет, умер ее отец, а за год до этого во время ло­доч­ной про­гул­ки уто­ну­ла ее мать (Гл. 9 ). Зна­чит это ужас­ное про­ис­ше­ствие слу­чи­лось 12 лет назад. За­пом­ним эту цифру. Она еще встре­тит­ся нам несколь­ко раз.

П.Б.Т. 1747. Во­семь раз встре­ча­ет­ся в тек­сте эта стран­ная аб­бре­ви­а­ту­ра. При­чем почти все ее упо­ми­на­ния не вы­зва­ны ни­ка­ки­ми тре­бо­ва­ни­я­ми сю­же­та. Слов­но автор про­сто хочет, чтобы мы ее не за­бы­ли. Вер­нем­ся к ней позже.

Время дей­ствия. «…по­след­ний день на этой неде­ле — со­чель­ник» — го­во­рит Кри­спаркл в гл. 12. То есть со­чель­ник в суб­бо­ту, а Рож­де­ство 25 де­каб­ря в вос­кре­се­нье. Такое было в 1842, 1853, 1859 годах. О воз­расте ми­сте­ра Сапси Дик­кенс го­во­рит: «Лет ему за пять­де­сят, а по­жа­луй, ближе к ше­сти­де­ся­ти». Зна­чит 56 — 57. 58 — 59 не по­жа­луй, а со­вер­шен­но точно под ше­сть­де­сят. Вспом­ним тост ми­сте­ра Сапси в гл. 4 «Если фран­цу­зы нас ата­ку­ют \\ В Дувре им встре­чу устро­им лихую!», ко­то­рый от­но­сит­ся ко вре­ме­нам его дет­ства. Угро­за втор­же­ния была в 1803—1804 г.г., по­это­му, если бы дей­ствие про­ис­хо­ди­ло в 1842 году, то ми­сте­ру Сапси в дни, когда зву­чал тост, было бы 17 — 19 лет. Недет­ский воз­раст. А если бы на дворе был 1859 год, то ми­сте­ру Сапси при­ш­лось бы сра­жать­ся с На­по­лео­ном в воз­расте 1 — 2 лет. Стихи в этом воз­расте тоже не осо­бен­но за­по­ми­на­ют­ся. Дик­кенс дает еще одно ука­за­ние. Роза едет к ми­сте­ру Грюд­жи­усу (гл. 20). Въез­жая в Лон­дон, «поезд за­гро­хо­тал над лон­дон­ски­ми кры­ша­ми и внизу за­мель­ка­ли серые улицы…с дре­без­гом по­ка­тил кэб по ка­мен­ной пу­стыне серых и пыль­ных улиц…». Зна­чит Роза при­бы­ла на вок­зал Пад­динг­тон, от­кры­тый в 1854 году. Серые улицы не под­хо­дят к вок­за­лам Вик­то­рия и Ча­ринг-Кросс, рас­по­ло­жен­ных в фе­ше­не­бель­ных рай­о­нах, а вок­за­лы Ва­тер­лоо и Кингс-Кросс от­кры­ты в 1848 и 1851 годах. Зда­ние вок­за­ла недо­стро­е­но и неокон­че­но (гл. 17, с. 499). Так что время дей­ствия — 1853 год. В этом году был за­кон­чен «Хо­лод­ный дом». Стоит в него за­гля­нуть.

Ста­ру­ха. По ее сло­вам (гл.1) «Я ведь шест­на­дцать лет пила горь­кую», а после этого при­ня­лась за опиум. Сей­час она на­хо­дит­ся в по­след­ней ста­дии нар­ко­ма­нии «Ах, го­рюш­ко, эк ру­ка-то у меня дро­жит, слов­но вот-вот от­ва­лит­ся». Во вре­ме­на Дик­кен­са счи­та­лось, что опиум пол­но­стью раз­ру­ша­ет че­ло­ве­ка (нар­ко­ма­на-опи­умо­ку­риль­щи­ка) за пять лет. Зна­чит ста­ру­ха на­хо­дит­ся на «дне» 16+5= 21 год.

Эдвин Друд. Жених Розы. За­чем-то по­стриг­ся. Ко­неч­но, стри­гут­ся все люди, но это его дей­ствие по­че­му-то изу­ми­ло Розу. «Ах, боже мой, ты остриг­ся! По­ло­ви­ну волос от­ре­зал!» (Гл 3.) У него есть тайна. Ка­за­лось бы — какой во­прос? Ведь роман и на­пи­сан о рас­сле­до­ва­нии его убий­ства или спа­се­ния. Но не го­во­рят «Тайна Джона Кен­не­ди» го­во­рят «Тайна убий­ства Джона Кен­не­ди». Можно воз­ра­зить: автор не хотел на­зва­ни­ем вы­дать ин­фор­ма­цию о со­бы­ти­ях. Но тогда можно было дать ро­ма­ну дру­гое на­зва­ние, ска­жем, «Ис­то­рия Эдви­на Друда». Мне ка­жет­ся, что тон­кий сти­лист Дик­кенс в на­зва­нии «Тайна Эдви­на Друда» имел в виду не тайну убий­ства или спа­се­ния Эдви­на, что-то дру­гое.

Джас­пер. «Мо­ло­дой че­ло­век лет два­дца­ти шести, смуг­лый , с гу­сты­ми, лос­ня­щи­ми­ся, тща­тель­но рас­че­сан­ны­ми во­ло­са­ми и ба­кен­бар­да­ми.» (Гл. 2) «Он ка­жет­ся стар­ше сво­е­го воз­рас­та…». А может и прав­да стар­ше? В Клой­стерг­эме он срав­ни­тель­но недав­но. Ми­стер Сапси опи­сы­ва­ет ему свою су­пру­гу, скон­чав­шу­ю­ся де­вять ме­ся­цев назад, как че­ло­ве­ку, аб­со­лют­но незна­ко­мо­му с ней. (Гл. 4) С Эдви­ном он встре­ча­ет­ся неча­сто. Преды­ду­щая их встре­ча была три ме­ся­ца назад. (Гл. 2) Ко­неч­но, ни­ка­кой он не дядя Эдви­ну. Над про­стей­шим во­про­сом: «чей се­год­ня день рож­де­ния?» он раз­ду­мы­ва­ет целую ми­ну­ту.

ПРЕ­СТУП­ЛЕ­НИЕ

Глав­ный во­прос: жив или нет Эдвин? Кто же лучше са­мо­го ав­то­ра знает ответ! Поз­во­лю себе по­дроб­но при­ве­сти ав­тор­ское опи­са­ние того, как Джас­пер (в гл. 12) под­хо­дит к дому Дёрдл­са. «…Так и ка­жет­ся, что вот-вот за пилы возь­мут­ся два ух­мы­ля­ю­щих­ся ске­ле­та и нач­нут вы­пи­ли­вать мо­гиль­ные плиты для двух гря­ду­щих Клой­стерг­эм­ских по­кой­ни­ков. Сей­час они живы и здо­ро­вы, не ду­ма­ют о смер­ти и, быть может, ве­се­ло про­во­дят время. Лю­бо­пыт­но было бы узнать, кто эти двое и кто будет пер­вым?» Ну и что от­сю­да видно? Автор знает, кто эти двое и ему их не жаль. Немыс­ли­мо себе пред­ста­вить, чтобы в таком тоне Дик­кенс го­во­рил о смер­ти Эдви­на или Неви­ла. По­гиб­нут Джас­пер и ми­стер Сапси. Прав­да име­ет­ся еще ми­стер Хо­ни­санд­ер. Но мне ка­жет­ся, что в нем есть что-то от Пор­то­са и Дик­кенс от­но­сит­ся к нему с иро­ни­ей, а ми­стер Сапси — дурак де­вя­но­сто ше­стой пробы и автор про­сто нена­ви­дит его.

Что же про­изо­шло между Эдви­ном и Джас­пе­ром? При­сту­пим к рас­смот­ре­нию зна­ме­ни­той сцены с коль­цом. (Гл. 13.) Во время про­гул­ки с Розой Эдвин му­ча­ет­ся во­про­сом: по­ка­зать или нет Розе коль­цо. И ре­ша­ет, что не стоит. «Снова пра­вая рука Эдви­на Друда по­тя­ну­лась к коль­цу и снова его удер­жа­ла мысль:Я дол­жен воз­вра­тить коль­цо, так зачем же мне го­во­рить ей об этом.»… «Пусть лежит на его груди — он ни­ко­му не ска­жет ни слова. И в ту ми­ну­ту, когда он при­нял это, ка­за­лось бы, не столь важ­ное ре­ше­ние, среди ве­ли­ко­го мно­же­ства вол­шеб­ных цепей, что ку­ют­ся в куз­ни­цах вре­ме­ни и слу­чай­но­сти, вы­ко­ва­лась еще одна цепь, впа­ян­ная в самое ос­но­ва­ние неба и земли и об­ла­дав­шая ро­ко­вой силой дер­жать и влечь». По­ра­зи­тель­но!!! Во­прос не стоит от­дать — не от­дать коль­цо Розе. Во­прос: по­ка­зать — не по­ка­зать. И из-за этого такие ко­лос­саль­ные по­след­ствия! Об этом го­во­рит автор. А по за­ко­нам де­тек­ти­ва автор не имеет права об­ма­ны­вать чи­та­те­ля. Вво­дить в за­блуж­де­ние, на­при­мер, шел­ко­вым шар­фом Джас­пе­ра — сколь­ко угод­но, а об­ма­ны­вать — нет. И если автор го­во­рит, что если бы Эдвин по­ка­зал коль­цо, то все бы было по-дру­го­му, то так оно и есть. Да­вай­те еще раз чи­тать текст. «Пусть лежит на его груди». Вот она! — на­сто­я­щая аль­тер­на­ти­ва! — оста­нет­ся или нет коль­цо в на­груд­ном кар­мане. Оста­лось. При­чем в левом на­груд­ном кар­мане, над серд­цем! «…пра­вая рука…по­тя­ну­лась к коль­цу…»(так в ан­глий­ском ори­ги­на­ле). Те­перь-то все стало оче­вид­ным — удар кин­жа­ла — лез­вие вошло в коль­цо. Внут­рен­ний диа­метр жен­ско­го коль­ца 16 — 18 мм, по­это­му кин­жал вошел в тело на 2,5 — 3 см. Рана не смер­тель­ная и даже не осо­бен­но опас­ная, но крови про­льет­ся до­ста­точ­но. Еще одна де­таль. В гл. 23, рас­ска­зы­вая ста­ру­хе о мыс­лен­ных про­иг­ры­ва­ни­ях своих пла­нов и ре­аль­ном их ис­пол­не­нии, он го­во­рит « Ни борь­бы, ни стра­ха, ни моль­бы о по­ща­де… и все же этого (вы­де­ле­но ав­то­ром) я ни­ко­гда не видел, ни­ко­гда!» Чего же этого? Когда кин­жал вошел в коль­цо, он, ко­неч­но же, за­стрял в нем. Джас­пер — опыт­ный убий­ца, он знает, что ино­гда нож может вон­зить­ся в кость. Это очень опас­но — лез­вие может от­ло­мить­ся и из­влечь его из раны будет невоз­мож­но. А этот нож у Джас­пе­ра могли ви­деть и на лез­вии могло быть вы­гра­ви­ро­ва­но его имя. Как ни хлад­но­кро­вен убий­ца, если что-то на­ру­ша­ет его планы, он те­ря­ет рас­су­ди­тель­ность. И когда Джас­пе­ру уда­ет­ся из­влечь кин­жал из раны, на самом деле вы­та­щить из коль­ца, ко­то­рое лежит в ко­ро­боч­ке, он не про­ве­ря­ет, мертв ли Эдвин. Так коль­цо вто­рой раз спа­са­ет Эдви­ну жизнь.

Да­вай­те те­перь ис­сле­до­вать мо­ти­вы пре­ступ­ле­ния. В главе 15 ми­стер Грюд­жи­ус со­об­ща­ет Джас­пе­ру, что Роза и Эдвин ре­ши­ли не всту­пать в брак. Услы­шав зто, Джас­пер «…хва­та­ет­ся за встав­шие дыбом во­ло­сы и кор­чит­ся, как от боли.» А затем па­да­ет в об­мо­рок. Обыч­но это трак­ту­ют так: Джас­пер узна­ет, что убил Эдви­на зря и чуть не по­ми­ра­ет от горя. Ис­сле­до­ва­те­ли, ко­неч­но, могут так счи­тать, но Дик­кенс от­лич­но знает, что пре­ступ­ни­ки не па­да­ют в об­мо­рок, когда узна­ют, что со­вер­ши­ли ненуж­ное пре­ступ­ле­ние. Они го­то­вят сле­ду­ю­щее пре­ступ­ле­ние. По­ищем более есте­ствен­но­го объ­яс­не­ния. Соб­ствен­но ис­кать его нече­го, оно оче­вид­но. Про­сто это (не убий­ство, а отказ от брака) раз­ру­ша­ет некие тща­тель­но раз­ра­бо­тан­ные Джас­пе­ром планы. Оч­нув­шись, (в гл. 16) Джас­пер на­чи­на­ет, на пер­вый взгляд, нести ка­кую-то чушь. «Я на­чи­наю ве­рить, — Джас­пер под­нял руки, как бы взы­вая к Небу, — что он доб­ро­воль­но по­ки­нул нас, что он жив, что он здо­ров и счаст­лив». Да нет, это не чушь. И пре­ступ­ле­ние было со­вер­ше­но не зря. Про­сто Джас­пер пы­та­ет­ся свои планы все-та­ки ре­а­ли­зо­вать. А для этого ему нужно, чтобы Эдвин был мертв, но все счи­та­ли, что он жив (и самое глав­ное — хочет же­нить­ся на Розе). От­сю­да по­нят­но, что в брак долж­ны были всту­пить под­став­ные лица. И это, ко­неч­но, Невил и Елена. Имен­но с этой целью ор­га­ни­зо­ван их при­езд в Клой­стерг­эм. Дик­кенс на­ме­ка­ет, что Джас­пе­ра они знают (гл. 7) «Рядом с Розой и об­ни­мая ее за талию сто­я­ла Елена, глядя, од­на­ко, не на нее, а — прямо и упор­но — на ми­сте­ра Джас­пе­ра; толь­ко на миг от­ве­ла она глаза, и ми­сте­ру Кри­спарк­лу по­ка­за­лось, что в быст­ром ее взгля­де, об­ра­щен­ном к брату, сверк­ну­ло то мгно­вен­ное и глу­бо­кое по­ни­ма­ние, о ко­то­ром толь­ко что го­во­рил Невил». Чтобы за­ста­вить их сыг­рать роль, Джас­пе­ру нужно было под­чи­нить их своей воле, за­пу­гать. Но — нашла коса на ка­мень — Елену за­пу­гать невоз­мож­но. «Я? Я не стала бы бо­ять­ся его ни при каких об­сто­я­тель­ствах, — резко воз­ра­жа­ет Елена». (гл. 7) Но Джас­пер не те­ря­ет на­деж­ды: Елена будет вы­нуж­де­на под­чи­нить­ся, если удаст­ся сло­мить Неви­ла. Сразу этого не уда­ет­ся. И Джас­пер ре­ша­ет его при­жать. Он бро­са­ет в реку часы и за­кол­ку Эдви­на. Бро­са­ет так, чтобы их нашли. Неви­ла сразу аре­сто­ва­ли, впро­чем, потом вы­пу­сти­ли, но про­тив него се­рьез­ные по­до­зре­ния. Далее Джас­пер за­ме­чен возле ком­на­ты Неви­ла (гл.17) и, судя по тому, что ми­стер Грюд­жи­ус во время раз­го­во­ра с ми­сте­ром Кри­спарк­лом все время смот­рел в окно, слов­но ожи­дая его, не в пер­вый раз. Джас­пер не сле­дит за Неви­лом, как счи­та­ет ми­стер Грюд­жи­ус, он его «об­ра­ба­ты­ва­ет», давит угро­за­ми и вы­нуж­да­ет при­нять свое пред­ло­же­ние. И не те­ря­ет на­деж­ды. Ведь не убий­ство он пред­ла­га­ет и не гра­беж, а все­го-то сыг­рать роль в пред­став­ле­нии. И при этом на­вер­ня­ка ве­ша­ет вся­че­скую лапшу на уши. Что можно будет по­лу­чить ка­кие-то сред­ства и пу­стить их на бла­го­род­ные цели: по­мощь бед­ным, по­мощь ре­во­лю­ци­о­не­рам, может быть даже по­мощь бор­цам за неза­ви­си­мость Индии и Цей­ло­на. Эта­кий, зна­е­те, ка­пи­тан Немо — принц Дакар, ко­то­рый тоже с бла­го­род­ны­ми це­ля­ми топил ко­раб­ли — ан­глий­ские. Кста­ти, « 20000 лье под водой» на­пи­са­ны как раз в 1869 году. Я не при­даю этому осо­бо­го зна­че­ния, но не удив­люсь, если узнаю, что это про­из­ве­де­ние ле­жа­ло на столе Дик­кен­са. И вот, на­ко­нец, (в гл. 23) Джас­пер берет от­пуск на три дня и едет в Лон­дон. Про­сле­див за ним, мы узна­ем, что ис­поль­зу­ет он толь­ко два дня. Зна­чит, за­да­чу свою он вы­пол­нил, Невил со­гла­сил­ся (ко­неч­но, по со­ве­ту своих дру­зей). На­жив­ка за­гло­че­на!

ПОСЛЕ ПРЕ­СТУП­ЛЕ­НИЯ

Ми­стер Дэ­че­ри, кто же он такой и зачем при­е­хал в Клой­стерг­эм? Зачем — бо­лее-ме­нее по­нят­но, его ин­те­ре­су­ет Джас­пер (и Эдвин). А вот кто? Все ва­ри­ан­ты ис­клю­че­ны. Кроме од­но­го. П.Б.Т. 1747. Ко­неч­но, че­ло­век не может про­жить более 100 лет. Это ор­га­ни­за­ция, фирма. От­кро­ем «По­смерт­ные за­пис­ки». Чи­та­ем в главе 44: «Ему недол­го оста­вать­ся аре­стан­том Канц­лер­ско­го суда, сэр, — от­ве­чал Рокер, по­во­ра­чи­вая свою шляпу так, чтобы можно было про­честь имя ма­сте­ра». Во­ис­ти­ну Дик­кенс ге­ни­а­лен, он пред­ви­дел, что без его под­сказ­ки чи­та­тель не со­об­ра­зит, что на шляпе может быть на­пи­са­но толь­ко на­зва­ние фир­мы-из­го­то­ви­те­ля или имя ма­сте­ра и сде­лал эту под­сказ­ку за много лет до на­пи­са­ния ро­ма­на. Итак, Дэ­че­ри — со­труд­ник фирмы по про­из­вод­ству шляп. И шляпу он не любит на­де­вать по той же при­чине, по какой мо­ря­ки не про­во­дят от­пус­ка в кру­и­зах, а сле­до­ва­те­ли не любят чи­тать де­тек­ти­вы. Но какое дело этой фирме до Джас­пе­ра и Эдви­на? Надо вспом­нить, чем за­ни­ма­ет­ся Джас­пер. Он ор­га­ни­зу­ет сва­дьбу Розы и Эдви­на, точ­нее их за­ме­сти­те­лей. И она, эта сва­дьба, очень важна, ведь из-за нее Джас­пер пошел на пре­ступ­ле­ние. Ве­ро­ят­но, по неким усло­ви­ям Эдвин после же­нить­бы дол­жен по­лу­чить либо со­сто­я­ние, либо круп­ный пай в некой фирме. На­вер­ное, в этом и со­сто­я­ла его тайна, о ко­то­рой узнал Джас­пер и ко­то­рая стала от этого смер­тель­но опас­ной тай­ной. А если вспом­нить, что Эдвин неожи­дан­но по­стриг­ся, то это еще одно, прав­да, кос­вен­ное ука­за­ние, что это фирма Дэ­че­ри. И фирма, ко­неч­но, долж­на про­ве­рить, на­сколь­ко чисто вы­пол­ня­ют­ся усло­вия о браке Эдви­на. Ми­стер Дэ­че­ри и про­ве­ря­ет. Вот его встре­ча со ста­ру­хой (гл. 23). «Я спро­си­ла, и он ска­зал. Толь­ко два во­про­са я ему за­да­ла — как его кре­ще­ное имя и есть ли у него по­друж­ка. И он от­ве­тил, что зовут его Эдвин, а по­друж­ки у него нет. Ми­стер Дэ­че­ри стоит в угрю­мом раз­ду­мье». За­ду­ма­ешь­ся. Со­брал­ся же­нить­ся, а по­друж­ки нет. Нужно про­ве­рить и ор­га­ни­за­то­ра брака. До­сто­ин ли этот че­ло­век до­ве­рия? И его ми­стер Дэ­че­ри про­ве­ря­ет. Нач­нем из­да­ле­ка. Вой­дем вме­сте с Эдви­ном в ком­на­ту Джас­пе­ра в гл. 2. Над ка­ми­ном висит порт­рет Розы. Эдвин и Джас­пер са­дят­ся за празд­нич­ный ужин. Сидят они, ко­неч­но, лицом друг к другу, при этом Эдвин сидит лицом к ка­ми­ну и порт­ре­ту «при­щу­рив один глаз и держа щипцы перед собой, он раз­гля­ды­ва­ет порт­рет с видом зна­то­ка.». А вот «взгляд ми­сте­ра Джас­пе­ра, об­ра­щен­ный к Эдви­ну, ка­ким-то об­ра­зом при­хва­ты­ва­ет по пути и порт­рет над ка­ми­ном.» И еще «Млад­ший из со­бе­сед­ни­ков бро­са­ет взгляд на порт­рет над ка­ми­ном. Стар­ше­му это не нужно: он видит его, не от­ры­вая глаз от лица Эдви­на.» И сидя к нему (порт­ре­ту) спи­ной. Более шести стра­ниц по­тра­тил Дик­кенс, чтобы со­об­щить нам: в квар­ти­ре у Джас­пе­ра есть зер­ка­ло. На­вер­ное, не зря. В эту квар­ти­ру мы вой­дем еще толь­ко один раз вме­сте с ми­сте­ром Дэ­че­ри (в гл. 18). Что же он уви­дел та­ко­го, что можно уви­деть толь­ко в зер­ка­ло? Оче­вид­но, толь­ко то, что на­хо­дит­ся на спине или за­тыл­ке его со­бе­сед­ни­ка. И ведь уви­дел, на­вер­ное, так как очень до­во­лен ре­зуль­та­та­ми дня. И, на­ко­нец, за­клю­чи­тель­ная сцена в со­бо­ре (гл.23). Джас­пер поет, раз­ли­ва­ет­ся, а ста­ру­ха в бе­шен­стве гро­зит ему обо­и­ми ку­ла­ка­ми. Непо­нят­но? Еще сутки назад Джас­пер ва­лял­ся у нее в ка­мор­ке в нар­ко­ти­че­ском бреду, она могла не толь­ко гро­зить, но и из­бить его, и ни­че­го по­доб­но­го не было. Что слу­чи­лось? Она что-то уви­де­ла! Рас­ста­нов­ка фигур та­ко­ва. Джас­пер, как ру­ко­во­ди­тель, стоит, ко­неч­но, лицом к хору, по­за­ди хора по­яв­ля­ет­ся маль­чиш­ка, ко­то­рый пе­ре­во­дит взгляд (не по­во­ра­чи­вая го­ло­вы) со ста­ру­хи на Джас­пе­ра. Зна­чит, Джас­пер стоит спи­ной к ста­ру­хе. И гро­зит она ему по­то­му, что уви­де­ла что-то на его спине или за­тыл­ке! Спина от­па­да­ет, так как пев­чие одеты в сти­ха­ри. Что же может быть у муж­чи­ны на за­тыл­ке? Толь­ко за­кол­ка в во­ло­сах, а в за­кол­ке брил­ли­ант ко­лос­саль­ной цен­но­сти, ко­то­рый все счи­та­ют про­стой стек­ляш­кой. Но ста­ру­ха знает его ис­тин­ную цену и, оче­вид­но, счи­та­ет, что имеет на него права. Может быть, этот брил­ли­ант по­хи­щен у ка­ко­го-то во­сточ­но­го вла­ды­ки, этим объ­яс­ня­ют­ся ви­де­ния Джас­пе­ра в самом на­ча­ле ро­ма­на, а может быть и нет. Во вся­ком слу­чае, когда ми­стер Дэ­че­ри уви­дел, что ста­ру­ха узна­ла укра­ше­ние, он решил, что про­вер­ка Джас­пе­ра за­кон­че­на и про­вел в своем шкафу длин­ную черту

Тар­тар. От­став­ной моряк лет 28 — 30, при­чем уже летом сле­ду­ю­ще­го года. Сосед Неви­ла, по­се­лил­ся в со­сед­ней ком­на­те за де­вять ме­ся­цев до него.Одна из вер­шин лю­бов­но­го тре­уголь­ни­ка Роза, Невил, Тар­тар. По его сло­вам (гл.17) «до этого я лет две­на­дцать или пят­на­дцать сло­нял­ся по морям». Опять во­прос. Две­на­дцать или пят­на­дцать? Он что, сам не пом­нит? Если ему трид­цать, то он ушел впер­вые в море в 14 или 17 лет. Де­вять ме­ся­цев — почти год. 30 — 12 — 1 = 17. Но раз­ни­ца между че­тыр­на­дца­ти­лет­ним и сем­на­дца­ти­лет­ним боль­ше, чем между два­дца­ти и трид­ца­ти­лет­ним. Зна­чит, имеет место и то и дру­гое. Далее. Как за­ме­ча­ют мно­гие ис­сле­до­ва­те­ли, ху­до­же­ствен­ная ма­не­ра Дик­кен­са и за­ко­ны де­тек­ти­ва тре­бу­ют, чтобы лю­бов­ный тре­уголь­ник был решен. Я счи­таю что в моей ста­тье до­ка­за­но: ни один из по­ло­жи­тель­ных ге­ро­ев не по­гиб­нет. Так что выход из си­ту­а­ции путем убий­ства героя ис­клю­чен. Вве­де­ние но­во­го героя тоже не под­хо­дит. Это сни­жа­ет уро­вень про­из­ве­де­ния, а Дик­кенс, на­по­ми­наю, обе­щал на­пи­сать хо­ро­ший де­тек­тив. Но есть еще один спо­соб ре­ше­ния лю­бов­ных тре­уголь­ни­ков. Я с ним лично в своей жизни не стал­ки­вал­ся, да и вы, на­вер­ное, тоже, но ав­то­ры де­тек­ти­вов (и не толь­ко де­тек­ти­вов) его очень любят. Две вер­ши­ны лю­бов­но­го тре­уголь­ни­ка ока­зы­ва­ют­ся бра­том и сест­рой. Тар­тар и Роза — брат и сест­ра. Ко­неч­но, еди­но­кров­ные брат и сест­ра — по отцу. И, ко­неч­но, Тар­тар — неза­кон­ный сын. В 14 лет отец от­прав­ля­ет его в пу­те­ше­ствие. Через три года, то есть 12 лет назад, он воз­вра­ща­ет­ся и тут по­ги­ба­ет мать Розы. Ох, не слу­чай­ная это тра­ге­дия! В во­ло­сах за­пу­та­лись ле­пест­ки от раз­мок­ше­го венка (гл. 9). Мне ка­жет­ся, что в венке че­ло­век может уто­нуть толь­ко по соб­ствен­но­му же­ла­нию. Если бо­решь­ся за жизнь в воде, венок сле­тит. Что-то она узна­ла. Ведь отец Розы после этого про­жил толь­ко один год. Его убила угрю­мая по­дав­лен­ность, очень по­хо­жая на пе­ре­жи­ва­ние своей вины. А Тар­тар сразу опять ушел в море, уже как про­фес­си­о­наль­ный моряк.

Ста­ру­ха. По за­ко­нам де­тек­ти­ва она долж­на войти в си­сте­му глав­ных ге­ро­ев и по тем же за­ко­нам автор дол­жен дать намек, каким об­ра­зом. Нам оста­ет­ся этот намек найти. Кста­ти, ни разу Дик­кенс не на­зы­ва­ет ее ста­ру­хой. Ста­ру­хой ее на­зва­ли позд­ней­шие раз­га­ды­ва­те­ли. Дик­кенс на­зы­ва­ет ее «вы­со­че­ство» (иро­нич­но), «бед­няж­ка», жен­щи­на. Будем на­зы­вать ее «незна­ком­ка». Незна­ком­ка на­ча­ла пить 21 год назад. Будем ис­кать близ­кую цифру. Эдви­ну 19-20 лет. Не под­хо­дит, хотя бы по­то­му, что его имя не про­из­во­дит на нее ни­ка­ко­го впе­чат­ле­ния. Розе 18 лет, да по вик­то­ри­ан­ским пра­ви­лам за неве­стой нужно уха­жи­вать не менее года. Зна­чит, ро­ди­те­ли Розы по­зна­ко­ми­лись около 20 лет назад. На­вер­ное, это и есть то, что мы ис­ка­ли. Уже по­нят­но, куда кло­нит Дик­кенс, но да­вай­те все-та­ки от­кро­ем «Хо­лод­ный дом». Ко­неч­но, сю­жет­ных ана­ло­гий быть не может. Не так прост Дик­кенс, да и про­из­ве­де­ние он писал не про­стое. А вот ана­ло­гов дей­ству­ю­щим лицам стоит по­ис­кать. Пер­вая па­рал­лель Эстер — Тар­тар оче­вид­на. Даже имена со­звуч­ны. Вто­рая па­рал­лель: незна­ком­ка — ?? может упе­реть­ся толь­ко в леди Дед­лок — мать Эстер, по­это­му Тар­тар в таких же от­но­ше­ни­ях с незна­ком­кой. Вот оно — ее место среди глав­ных ге­ро­ев. Отец Розы был свя­зан с незна­ком­кой (тогда она, ко­неч­но, была кра­са­ви­цей) и у них был сын Тар­тар. 21 год назад между ними про­изо­шел раз­рыв и она на­ча­ла пить. Или на­о­бо­рот, она на­ча­ла пить и про­изо­шел раз­рыв. Так как 20 мень­ше 21, то ско­рее вто­рое. Да и ло­ги­ке ро­ма­на это со­от­вет­ству­ет боль­ше. При воз­вра­ще­нии Тар­та­ра эта связь рас­кры­лась, что и стало при­чи­ной са­мо­убий­ства. Ко­неч­но, не сама связь стала при­чи­ной (что тут необыч­но­го или осо­бен­но­го, по край­ней мере для ро­ма­нов Дик­кен­са?), а лич­ность этой жен­щи­ны, судя по ее речи аван­тю­рист­ки из низ­ших клас­сов.

Судь­ба Эдви­на Друда. Воз­ни­ка­ет, ко­неч­но, во­прос: а куда делся Эдвин после пре­ступ­ле­ния? В ро­мане об этом ска­за­но до­ста­точ­но. В главе 12 Дёрдлс рас­ска­зы­ва­ет о «при­зра­ке крика», ко­то­рый он слы­шал на сту­пень­ках пер­во­го марша, ве­ду­щих во внут­рен­ность со­бо­ра. «Ох, и страш­ный же был вопль, не при­ве­ди гос­по­ди». Ко­неч­но, это Джас­пер про­во­дил экс­пе­ри­мент — экс­пе­ри­мент удач­ный: никто в го­род­ке не услы­шал крика. Так что место пре­ступ­ле­ния — собор, а по­ло­жил Эдви­на Джас­пер на место од­но­го из Дёрд­лов­ских «ста­ри­ка­нов», на­вер­ное, того, ко­то­рый рас­сы­пал­ся в прах. Утром 25-го ми­стер Топ с клю­ча­ми стоит по­одаль и даже не под­хо­дит к две­рям, когда при­шед­шие ра­бо­чие вхо­дят в собор. Зна­чит, двери со­бо­ра не за­пер­ты. Это оч­нув­ший­ся Эдвин от­крыл их из­нут­ри.

В главе 9 ми­стер Грюд­жи­ус обе­ща­ет Розе при­е­хать на Рож­де­ство. «А не могу ли я по­про­сить вас тоже при­е­хать на рож­де­ство?...Ну ра­зу­ме­ет­ся, моя до­ро­гая». Но вни­ма­тель­но про­чи­тав главу 15, мы узна­ем, что при­е­хал ми­стер Грюд­жи­ус в Клой­стерг­эм толь­ко ве­че­ром 27-го. Это при его-то фан­та­сти­че­ской пунк­ту­аль­но­сти! Вот и ответ. Ран­ним утром 25-го ми­стер Грюд­жи­ус, спеша вы­пол­нить свое обе­ща­ние Розе, подъ­ез­жал к го­род­ку. И встре­тил Эдви­на. За­ме­тим, что из-за ран­не­го часа он ехал не на поч­то­вом ди­ли­жан­се, а со слу­чай­ным по­пут­чи­ком, не име­ю­щим от­но­ше­ния к Клой­стерг­эму. Осталь­ное по­нят­но.

На этом за­кон­чим наше рас­сле­до­ва­ние.

В одном М. Че­го­да­е­ва права, у нас нет Дик­кен­сов­ско­го та­лан­та, чтобы до­ве­сти ге­ро­ев до раз­вяз­ки. Но с чем они туда долж­ны были при­дти, я думаю, в ос­нов­ном по­нят­но.


Ли­те­ра­ту­ра:

1. Дик­кенс Ч. Тайна Эдви­на Друда. Со­бра­ние со­чи­не­ний. Т. 27. — М.: ГИХЛ. — 1962. — С. 663.