04. Под знаком Близнецов

Елена и Невил Ланд­ле­сы, близ­не­цы-квар­те­ро­ны с ост­ро­ва Цей­лон, весь­ма при­ме­ча­тель­ная па­роч­ка, со­вер­шен­но не слу­чай­но по­яв­ля­ю­ща­я­ся в сю­же­те. Стоит при­смот­реть­ся к ним по­вни­ма­тель­нее. И пер­вый во­прос тут будет — а по­че­му они близ­не­цы? Для чего это нужно по сю­же­ту?

Про­де­ла­ем мыс­лен­ный экс­пе­ри­мент, пред­ста­вим на месте Елены Ланд­лесс юношу, вто­ро­го бра­та-близ­не­ца. Как это могло бы от­ра­зить­ся на сю­же­те? По­нят­но, что в таком слу­чае без пу­та­ни­цы не обо­ш­лось бы. Даже хо­ро­шо зна­ко­мые с близ­не­ца­ми люди оши­ба­лись бы: кто это перед нами, Невил или, ска­жем, Оли­вер? А если близ­не­цы еще ра­зок-дру­гой по­ме­ня­лись бы одеж­дой... то тут сам черт ногу бы сло­мил. А сюжет от такой пу­та­ни­цы толь­ко выиграл бы. Ведь даже осо­бый те­ат­раль­ный жанр есть, на­зы­ва­ет­ся "ко­ме­дия с пе­ре­оде­ва­ни­я­ми".

А если один из близ­не­цов — де­вуш­ка? Тут слож­нее, но даже в этом слу­чае при долж­ном пе­ре­оде­ва­нии воз­мож­ны еще более неве­ро­ят­ные недо­ра­зу­ме­ния, вспом­ним хотя бы Виолу и Се­бастья­на из ко­ме­дии Шекс­пи­ра "Две­на­дца­тая ночь". Так сто­и­ло ли Дик­кен­су вво­дить в сюжет близ­не­цов и потом никак не ис­поль­зо­вать пред­став­ля­ю­щи­е­ся бо­га­тые воз­мож­но­сти?

При­ня­то счи­тать, что Дик­кенс нега­тив­но от­но­сил­ся к идее жен­щин в муж­ской одеж­де в ро­ма­нах. Якобы, про­чи­тав "Лун­ный ка­мень" Уилки Кол­лин­за, Дик­кенс с удо­вле­тво­ре­ни­ем за­ме­тил: "Слава Богу, здесь нет пе­ре­оде­тых жен­щин". Но, может быть, удо­вле­тво­ре­ние Дик­кен­са имело дру­гую при­чи­ну? Может быть, он хотел ска­зать: Слава Богу, в ро­мане Кол­лин­за нет пе­ре­оде­тых жен­щин, по­сколь­ку я сам хочу их вве­сти в сюжет моего следующего ро­ма­на!

Да и в из­вест­ной нам части ТЭД Дик­кенс сам упо­мя­нул о пе­ре­оде­ва­нии — по сло­вам Неви­ла, его сест­ра Елена, де­воч­кой убе­гая из дома, все­гда пе­ре­оде­ва­лась маль­чиш­кой, и даже од­на­ж­ды пы­та­лась уко­ро­тить себе во­ло­сы, чтобы еще боль­ше по­хо­дить на маль­чи­ка. Для чего это упо­ми­на­ние? Зачем, поль­зу­ясь срав­не­ни­ем Че­хо­ва, на сцене по­ве­ше­но это ружьё, если не для того, чтобы оно вы­стре­ли­ло в нуж­ный мо­мент? Но в какой же, и как?

Опять-та­ки, вслед за Уо­л­тер­сом при­ня­то счи­тать, что Елена Ланд­лесс, дей­стви­тель­но, пе­ре­оде­нет­ся муж­чи­ной — чтобы сыг­рать роль Дэ­че­ри, или, на край­ний слу­чай, при­зра­ка Эдви­на Друда. Да, но для этого ей со­вер­шен­но не нужно быть по сю­же­ту близ­не­цом! Близ­не­цо­вость и пе­ре­оде­ва­ние маль­чи­ком вме­сте нужны толь­ко для од­но­го — чтобы Елену при­ня­ли за её брата Неви­ла. И не на­о­бо­рот, иначе в дет­стве уже Невил дол­жен был бы пе­ре­оде­вать­ся де­воч­кой. И потом, когда муж­чи­на пе­ре­оде­ва­ет­ся в жен­щи­ну, это, зна­е­те ли, для вик­то­ри­ан­ских вре­мен вовсе не ко­миль­фо и озна­ча­ет со­всем дру­гое.

Да, до­пу­стим, что Елена ко­гда-ни­будь пе­ре­оде­нет­ся в одеж­ду Неви­ла (ей даже ко­стюм по­ку­пать не надо, есть го­то­вый. Об­ре­зал во­ло­сы — и ты юноша. При­це­пил ши­ньон — и ты снова де­вуш­ка). Но для чего, с какой целью? Ко­неч­но, чтобы ко­го-то этим мас­ка­ра­дом об­ма­нуть. Ка­ко­го-ни­будь от­ри­ца­тель­но­го пер­со­на­жа. А такой в ро­мане один — Джас­пер. И этот Джас­пер сам сле­дит за Неви­лом, да так, что тот из дому выйти бо­ит­ся. Так по­че­му бы Елене не пред­став­лять собой Неви­ла, пе­ре­одев­шись в его вещи и ино­гда по­ка­зы­ва­ясь в таком виде в окне, в то время как сам Невил, с раз­вя­зан­ны­ми таким об­ра­зом ру­ка­ми, будет за­ни­мать­ся чем-то дру­гим? Бо­роть­ся, на­при­мер, за свою ре­а­би­ли­та­цию, вы­сле­жи­вая, в свою оче­редь, Джас­пе­ра в Клой­стерг­эме.

Так по­лу­ча­ет­ся, что Дэ­че­ри — это Невил?!

По­че­му нет? Раз­бе­рем эту воз­мож­ность по­дроб­нее. Для этого про­сле­дим, была ли у Неви­ла во­об­ще фи­зи­че­ская воз­мож­ность для пре­вра­ще­ния в Дэ­че­ри. Прой­дем­ся по со­бы­ти­ям ро­ма­на с ча­са­ми и ка­лен­да­рем в руках.

Итак, Лон­дон, се­ре­ди­на ав­гу­ста, пят­ни­ца. День пер­вый. Этот же день — по­след­ний, когда мы во­очию видим Неви­ла. Его в Степпл Инне на­ве­ща­ет ка­но­ник Кри­спаркл и имеет с ним длин­ный раз­го­вор, в ходе ко­то­ро­го Невил жа­лу­ет­ся на страх вы­хо­дить на улицу, а ка­но­ник упре­ка­ет Неви­ла за ма­ло­ду­шие и от­сут­ствие му­же­ства, ставя ему в при­мер его сест­ру. Невил при­сты­жен и обе­ща­ет ис­пра­вить­ся. От­ныне он будет ста­рать­ся во всём по­хо­дить на свою сест­ру. Ка­но­ник, за­креп­ляя успех, тут же при­гла­ша­ет его на про­гул­ку. Перед тем Кри­спаркл за­хо­дит еще к Грюд­жи­усу и узна­ёт, что Джас­пер сле­дит за Неви­лом. Тем не менее, ка­но­ник и Невил от­прав­ля­ют­ся гу­лять, обе­да­ют, потом они про­ща­ют­ся у вок­за­ла, Кри­спаркл уез­жа­ет, а Невил до по­лу­но­чи бро­дит по ули­цам, воз­мож­но, что-то при том об­ду­мы­вая. Воз­вра­тив­шись ночью домой, Невил на пло­щад­ке лест­ни­цы встре­ча­ет Тар­та­ра и зна­ко­мит­ся с ним.

При­ме­ча­тель­ны слова Неви­ла, ска­за­ные им днём Кри­спарк­лу: "Если бы я мог пе­ре­ме­нить имя, я бы это сде­лал."

За­пом­ним, так же, и фразу ка­но­ни­ка: "На бу­ду­щей неде­ле кон­чит­ся ваше оди­но­че­ство. С вами будет пре­дан­ный друг." Ан­глий­ская неде­ля на­чи­на­ет­ся с вос­кре­се­нья. Если бы дело про­ис­хо­ди­ло в суб­бо­ту, ка­но­ник ска­зал бы не "на бу­ду­щей неде­ле", а — "зав­тра".

День вто­рой, суб­бо­та. По­след­ний день в школе мисс Твин­кл­тон, де­воч­ки разъ­ез­жа­ют­ся еще до по­лу­дня. Уез­жа­ет Елена. Роза оста­ёт­ся одна. В этот день ве­чер­няя служ­ба в со­бо­ре, как все­гда по суб­бо­там, про­во­дит­ся рань­ше, уже в 15 часов. При­мер­но в этот же час в го­ро­док при­бы­ва­ет некто, пред­став­ля­ю­щий­ся име­нем Дика Дэ­че­ри. Эту явную ле­ген­ду но­во­при­быв­ший пер­вый раз опро­бу­ет на офи­ци­ан­те во время сво­е­го ран­не­го обеда. Далее Дэ­че­ри от­прав­ля­ет­ся сни­мать квар­ти­ру у Топов, встре­ча­ет­ся с Джас­пе­ром и Сапси, потом от­прав­ля­ет­ся на про­гул­ку с мэром во­круг со­бо­ра. Джас­пер тоже вы­хо­дит из дома и спе­шит к пу­стой уже "Жен­ской оби­те­ли", чтобы "объ­яс­нить­ся в любви" Розе. Много вре­ме­ни это не за­ни­ма­ет. На­пу­ган­ная Роза, после ми­нут­но­го об­мо­ро­ка, ре­ша­ет немед­лен­но бе­жать в Лон­дон. На­ско­ро со­брав­шись, она успе­ва­ет на по­след­ний (в 19:00) ди­ли­жанс (не в Лон­дон, лон­дон­ский уже ушел в 18:30). Джо под­бра­сы­ва­ет Розу до стан­ции, от­ту­да она по­ез­дом едет в Лон­дон, при­бы­ва­ет на вок­зал часов в де­вять ве­че­ра, еще час тра­тит на то, чтобы до­брать­ся до кон­то­ры Грюд­жи­уса. Потом она рас­ска­зы­ват опе­ку­ну но­во­сти, потом они ужи­на­ют, в за­клю­че­ние Грюд­жи­ус по­ка­зы­ва­ет Розе окна Ланд­лес­сов: вон там они (уже оба) живут. За­ме­тим, что окна тём­ные. Под конец Розу во­дво­ря­ют в го­сти­ни­цу "Фер­ни­вал". Это уже где-то около по­лу­но­чи. Еще час Грюд­жи­ус де­жу­рит на улице, опа­са­ясь, ви­ди­мо, по­яв­ле­ния Джас­пе­ра.

За­ме­тим, кста­ти, что между отъ­ез­дом из го­род­ка Елены и по­яв­ле­ни­ем там Дэ­че­ри про­шло всего три или че­ты­ре часа. Может ли стать­ся, что Дэ­че­ри — это пе­ре­оде­тая Елена? Нет, т.к. она, во-пер­вых, в суб­бо­ту все­ли­лась в Степпл Инн, а во-вто­рых, в вос­кре­се­нье раз­го­ва­ри­ва­ла через чер­дач­ное окно с Розой.

Когда Роза по­ин­те­ре­со­ва­лась у Грюд­жи­уса, можно ли ей уви­деть­ся с Еле­ной, Грюд­жи­ус пред­ло­жил по­до­ждать с от­ве­том до зав­тра, так как "утро ве­че­ра муд­ре­нее". Учи­ты­вая, что толь­ко вчера Джас­пер тор­чал в Степпл Инне до позд­ней ночи — его осто­рож­ность по­нят­на.

День тре­тий, вос­кре­се­нье. В де­сять утра в Степпл Инне по­яв­ля­ет­ся Кри­спаркл и вме­сте с Грюд­жи­усом спе­шит в го­сти­ни­цу к Розе. Тут же по­яв­ля­ет­ся и Тар­тар. Между про­чим он го­во­рит, что сам по­зна­ко­мил­ся с Неви­лом "день или два назад", т.е. вчера или по­за­вче­ра, что очень точно, т.к. зна­ком­ство про­изо­шло около по­лу­но­чи в ночь с пят­ни­цы на суб­бо­ту. Розу ведут через двор под руку с Тар­та­ром к нему в квар­ти­ру, где Роза через чер­дач­ное окно вы­зы­ва­ет на раз­го­вор Елену. Нет ни­ка­ких со­мне­ний, что Роза раз­го­ва­ри­ва­ет имен­но с Еле­ной, а не с пе­ре­оде­тым Неви­лом. По уве­ре­ни­ям Елены, Невил за­ни­ма­ет­ся уро­ка­ми в зад­ней ком­на­те, так как в этой, якобы, слиш­ком свет­ло. За­ме­тим, что сам Невил не по­яв­ля­ет­ся и го­ло­са его не слыш­но. Ка­но­ник Кри­спаркл ждет Розу в при­хо­жей квар­ти­ры Тар­та­ра, потом он нена­дол­го схо­дит в кон­то­ру Грюд­жи­уса, а еще позд­нее, после чая у Тар­та­ра, уедет в Клой­стерг­эм за мисс Твин­кл­тон, так и не зайдя к Ланд­лес­сам. Не ис­клю­че­но, что если бы он по­се­тил-та­ки под­опеч­ных, то он с удив­ле­ни­ем за­ме­тил бы от­сут­ствие Неви­ла.

Итак, у Неви­ла, ко­то­ро­го Кри­спаркл упрек­нул в пас­сив­но­сти и от­сут­ствии му­же­ства, у Неви­ла, у ко­то­ро­го было несколь­ко ве­чер­них часов в пят­ни­цу на об­ду­мы­ва­ние пла­нов и при­ня­тие ре­ше­ния, у этого Неви­ла было и несколь­ко утрен­них часов в суб­бо­ту для того, чтобы ку­пить по­дер­жан­ный ко­стюм и тирольскую ши­ро­ко­по­лую шляпу с чужой фа­ми­ли­ей на под­клад­ке, раз­до­быть свет­лый парик, ко­то­рый по кон­трасту с его смуг­лым лицом вы­гля­дел бе­ло­снеж­ным, и от­пра­вить­ся под видом "single buffer" в Клой­стерг­эм, нав­стре­чу опаст­но­стям. А сво­е­го пре­дан­но­го друга, сест­ру Елену, он мог за­пис­кой по­про­сить ста­ра­тель­но де­лать вид, что он всё еще пре­бы­ва­ет в Лон­доне и за­ни­ма­ет­ся на­у­ка­ми в по­лу­мра­ке зад­ней ком­на­ты сво­е­го жи­ли­ща. Учи­ты­вая, что ка­но­ник Кри­спаркл бы­ва­ет в Лон­доне ред­ки­ми на­ез­да­ми раз в две-три неде­ли, а Грюд­жи­ус не за­хо­дит во­об­ще — не такая уж и труд­ная за­да­ча.

Будет ли Елена ду­ра­чить Джас­пе­ра, пе­ре­оде­ва­ясь в остав­лен­ный Неви­лом ко­стюм, пряча во­ло­сы под ци­линдр или во­об­ще об­ре­зав их, точно ска­зать нель­зя. Од­на­ко, ло­ги­ка по­вест­во­ва­ния под­ска­зы­ва­ет, что — да, будет. Иначе, зачем бы ей быть близ­не­цом?!

А ис­то­рия дви­жет­ся даль­ше, со­бы­тия её плот­но спрес­со­ва­ны во вре­ме­ни. Можно ли пред­по­ло­жить, что со­бы­тия глав с сем­на­дца­той по два­дцать вто­рую про­ис­хо­дят в три дня? А вот поди ж ты.

Итак, всё еще вос­кре­се­нье, день тре­тий. Грюд­жи­ус и Роза от­прав­ля­ют­ся ис­кать квар­ти­ру, и на­хо­дят её у неко­ей Бил­ли­кин. Под­пи­сав до­го­вор, они воз­вра­ща­ют­ся в го­сти­ни­цу "Фер­ни­вал" и встре­ча­ют рядом с нею Тар­та­ра. За­ме­тим, что с мо­мен­та его зна­ком­ства с Розой не про­шло и несколь­ких часов. Тар­тар, по­хо­же, куёт же­ле­зо, пока оно го­ря­чо. Он пред­ла­га­ет со­вер­шить реч­ную про­гул­ку на лодке. Уже через пол­ча­са ве­се­лая ком­па­ния — Грюд­жи­ус с Розой, и Тар­тар с мат­ро­сом Лобли — под­ни­ма­ют­ся в лодке вверх по реке, про­во­дят несколь­ко часов на воде и даже воз­вра­ща­ют­ся еще за­свет­ло.

По­не­дель­ник, день чет­вер­тый, день тя­же­лый. Роза ску­ча­ет в го­сти­ни­це.

Втор­ник, день пятый. При­ез­жа­ет мисс Твин­кл­тон и все­ля­ет­ся с Розой на квар­ти­ру к Бил­ли­кин.

Среда, чет­верг и пят­ни­ца. В Лон­доне ни­че­го не про­ис­хо­дит. Тар­тар не по­яв­ля­ет­ся, Роза ску­ча­ет. В Клой­стерг­эме Дэ­че­ри ведет свои рас­сле­до­ва­ния, но улов у него очень неболь­шой — три-че­ты­ре чер­точ­ки на двер­це бу­фе­та, менее одной в день.

В пят­ни­цу ве­че­ром Джас­пер от­прав­ля­ет­ся в Лон­дон, ку­рить опиум (его за­па­сец кон­чил­ся). Он по­лу­ча­ет раз­ре­ше­ние не участ­во­вать в двух-трех служ­бах в со­бо­ре, т.е. от­сут­ство­вать всю суб­бо­ту. В Лон­доне он все­ля­ет­ся в го­сти­ни­цу, пла­тит за по­стой, но ночь он при этом про­во­дит в при­тоне ста­ру­хи-Ку­рил­ки.

В суб­бо­ту утром Джас­пер воз­вра­ща­ет­ся в го­сти­ни­цу, где про­во­дит три часа. Потом он снова вы­хо­дит на улицу и от­прав­ля­ет­ся ку­да-то (ско­рее всего, в Степпл Инн, сле­дить за Неви­лом). А за ним самим сле­дит ста­ру­ха-Ку­рил­ка. Трёх­ча­со­вым ом­ни­бу­сом она от­прав­ля­ет­ся в Клой­стерг­эм, при­бы­ва­ет в шесть ве­че­ра, ждёт Джас­пе­ра ом­ни­бу­сом в де­вять. Встре­ча­ет его и про­сле­жи­ва­ет его до "до­ми­ка над во­ро­та­ми". За­ме­ча­ет Дэ­че­ри, раз­го­ва­ри­ва­ет с ним. Между про­чим со­об­ща­ет и о да­веш­ней встре­че с Эдви­ном. Дэ­че­ри ре­а­ги­ру­ет на её слова о Эдвине и от­сут­ствии у того по­друж­ки имен­но так, как на эти слова ре­а­ги­ро­вал бы Невил — в нуж­ных ме­стах рас­ска­за вздра­ги­ва­ет и сби­ва­ет­ся со счета монет, при сло­вах о по­друж­ке крас­не­ет, по окон­ча­нии раз­го­во­ра мрач­не­ет и смот­рит вдаль, пе­ре­не­сясь, оче­вид­но, мыс­ля­ми в про­шлое. Потом встре­ча­ет маль­чиш­ку Де­пу­та­та и раз­го­ва­ри­ва­ет с ним за­па­ни­бра­та, почти как с рав­ным по воз­рас­ту. Де­пу­тат уже знает о ста­ру­хе всё, так как он успел с ней пе­ре­го­во­рить. Ско­рее всего, не толь­ко пять минут назад, а ещё днем он слы­шал, как ста­ру­ха на­зы­ва­ла свои имя и адрес, ре­ги­стри­ру­ясь в го­сти­ни­це "Twopenny".

В вос­кре­се­нье утром, в день один­на­дца­тый, ста­ру­ха по­се­ща­ет собор, где Дэ­че­ри и Де­пу­тат видят её гро­зя­щей Джас­пе­ру ку­ла­ком. После крат­ко­го раз­го­во­ра со ста­ру­хой Дэ­че­ри под­во­дит жирную черту под своим сче­том на двер­це бу­фе­та — он напал на след.

За­ме­тим, что в суб­бо­ту ве­че­ром ста­ру­ха за­ста­ла Дэ­че­ри пи­шу­щим, но не в за­пис­ной книж­ке для себя, а на ли­стах бу­ма­ги, т. е. пись­мо. Если бы Дэ­че­ри вёл рас­сле­до­ва­ние один — ему было бы неко­му пи­сать. Если бы Дэ­че­ри был на­ня­тым де­тек­ти­вом, он бы не со­став­лял от­че­та при таком на тот мо­мент еще ма­лень­ком "счете", он бы по­до­ждал круп­но­го улова. А вот брат сест­ре вполне мог бы пи­сать еже­днев­ные пись­ма.

Когда Дэ­че­ри раз­го­ва­ри­ва­ет о пре­ступ­ле­нии и по­до­зре­ва­е­мых с мис­сис Топ и, осо­бен­но, с мэром Сапси, вы­ра­же­ния его весь­ма ха­рак­тер­ны для че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го неза­слу­жен­но по­до­зре­ва­ли и пре­сле­до­ва­ли, и ко­то­рый те­перь может яз­ви­тель­но и без­опас­но вы­ска­зать­ся: "без­нрав­ствен­ная уве­рен­ность", "длин­ная рука" за­ко­на.

И из на­ше­го хро­но­мет­ра­жа сле­ду­ет, что Дэ­че­ри не мог по­явить­ся в Клой­стерг­эме рань­ше се­ре­ди­ны ав­гу­ста, так как Елена долж­на была уйти на ка­ни­ку­лы и пе­ре­брать­ся в Лон­дон, чтобы при­кры­вать там от­сут­ствие Неви­ла. Становится ясно, что Дэ­че­ри не может быть Еле­ной, и не может быть Тар­та­ром — Дэ­че­ри объ­яв­ля­ет­ся в Клой­стерг­эме в суб­бо­ту, а оба эти пер­со­на­жа дей­ству­ют в Лон­доне в вос­кре­се­нье. И что имен­но по­яв­ле­ние в Клой­стерг­эме Дэ­че­ри (Неви­ла?) по­слу­жи­ло при­чи­ной столь вне­зап­но­го "при­зна­ния" Джас­пе­ра Розе, пол­но­го непри­кры­тых угроз в адрес Неви­ла и боль­ше по­хо­же­го на обес­пе­че­ни­ем себе алиби (или "романтического" мотива) по­по­лам с шан­тажом. Или, и того проще, Джаспер как мог напугал Розу настолько, чтобы обеспечить её бегство в Лондон, а цель всей этой комедии — не дать Дэчери встретиться и переговорить с Розой.