17. Unintelligible! или Толкование сновидений

— Что гре­зит­ся ей? Мно­же­ство мяс­ных лавок и трак­ти­ров, где без огра­ни­че­ний от­пус­ка­ют в кре­дит? Толпа по­се­ти­те­лей в ее гнус­ном при­тоне, новая кро­вать вза­мен этого мерз­ко­го одра, чисто под­ме­тен­ный двор вме­сто зло­вон­ной по­мой­ки за окном? Выше этого ей все равно не под­нять­ся, сколь­ко ни вы­ку­ри она опи­ума! Что?..

Он на­ги­ба­ет­ся еще ниже, вслу­ши­ва­ясь в ее бор­мо­та­ние.

— Нет, ни­че­го нель­зя по­нять!

◊ ◊ ◊


Illustration by Harold Piffard

До­ста­точ­но оче­вид­но, что любая ги­по­те­за, любое пред­ла­га­е­мое ре­ше­ние "Тайны Эдви­на Друда" долж­но од­но­знач­но и удо­вле­тво­ри­тель­но объ­яс­нять не толь­ко де­та­ли пре­ступ­но­го за­мыс­ла Джас­пе­ра, не толь­ко пе­ре­дви­же­ния ге­ро­ев в ночь тра­ги­че­ско­го Со­чель­ни­ка, но в первую оче­редь обя­за­но про­яс­нить самое тём­ное место ро­ма­на — опи­ум­ный бред Джас­пе­ра из по­след­ней, два­дцать тре­тьей главы. То самое без­звяз­ное бор­мо­та­ние, ко­то­рое и ис­по­вед­ни­цей нар­ко­ма­на-хор­мей­сте­ра, и всеми чи­та­те­ля­ми на про­тя­же­нии по­след­них ста со­ро­ка лет по­ни­ма­ет­ся как при­зна­ние пре­ступ­ни­ка в со­вер­шен­ном убий­стве. Но не без­осно­ва­тель­но ли? По­про­бу­ем разо­брать­ся.

Вот через пол­го­да после ис­чез­но­ве­ния пле­мян­ни­ка (и всего через неде­лю после неудач­но­го объ­яс­не­ния в любви неве­сте пле­мян­ни­ка) Джон Джас­пер — после дол­го­го пе­ре­ры­ва! — снова по­яв­ля­ет­ся в при­тоне ста­ру­хи Ку­рил­ки с на­ме­ре­ни­ем остать­ся там на ночь и вы­ку­рить не менее че­ты­рех-пя­ти тру­бо­чек кряду. Со­дер­жа­тель­ни­ца при­то­на под­но­сит ему спе­ци­аль­ным об­ра­зом под­го­тов­лен­ное зелье, по­гру­жа­ю­щее кли­ен­та в сом­нам­бу­лизм не сразу, а по­сте­пен­но — по­это­му у ста­ру­хи оста­ёт­ся несколь­ко минут на рас­спро­сы. И на по­лу­че­ние от­ве­тов — какие уж Джас­пер в по­гра­нич­ном со­сто­я­нии между сном и явью в со­сто­я­нии ей дать. Но опиум — пло­хая за­ме­на "сы­во­рот­ке прав­ды", по­это­му от­ве­ты сме­ши­ва­ют­ся с гал­лю­ци­на­ци­я­ми, смысл слов ис­ка­жа­ет­ся, и Ку­рил­ка (а во­след за ней и чи­та­те­ли) утвер­жда­ет­ся во мне­нии, что слы­ша­ла при­зна­ние убий­цы. Ку­рил­ка, как ей ка­жет­ся, слы­шит под­твер­жде­ние — но ис­ти­ны, или соб­ствен­ных предубеж­де­ний?

По­пы­та­ем­ся све­сти слова Джас­пе­ра в про­стую таб­ли­цу, очи­стив его бред от сло­вес­ной ше­лу­хи и оста­вив толь­ко голый смысл. Джас­пер эки­во­ка­ми го­во­рит о ка­ком-то соб­ствен­ном де­я­нии или пе­ре­жи­ва­нии? Не строя пока ги­по­тез, за­ме­ним цель его стрем­ле­ний сло­вом "ЭТО".

  

По­слу­шай. До­пу­стим, ты все время о чем-то ду­ма­ешь. Джас­пер всё время думал об ЭТОМ.
2 О чем-то, что ты хо­чешь сде­лать. Джас­пер хотел сде­лать ЭТО в ре­аль­но­сти.
Но ты еще не ре­ши­ла. Может быть, сде­ла­ешь, а может быть, нет. Джас­пер со­мне­вал­ся, де­лать ли ЭТО в ре­аль­но­сти.
4 Сто тысяч раз я это делал, в этой самой ком­на­те. Джас­пер очень часто фантазировал, что де­ла­ет ЭТО.
— И что же, при­ят­но это тебе было, ми­лень­кий?
— Да! При­ят­но!
Джас­пер уве­ря­ет, что ему было при­ят­но де­лать ЭТО в во­об­ра­же­нии.
6 Он вы­кри­ки­ва­ет это со зло­бой. Джас­пе­ра раз­дра­жают сомнения в том, при­ят­но ли ему было де­лать ЭТО в во­об­ра­же­нии.
7 — Это пу­те­ше­ствие. Труд­ное и опас­ное пу­те­ше­ствие. Джас­пер срав­ни­ва­ет ЭТО с "опас­ным пу­те­ше­стви­ем".
8 Я делал это так часто и так по­дол­гу... Джас­пер делал ЭТО в во­об­ра­же­нии по­дол­гу.
9 ...если ты так часто со­вер­шал это пу­те­ше­ствие, так, на­вер­но, вся­кий раз по-дру­го­му?
— Нет. Все­гда оди­на­ко­во.
Джас­пер делал ЭТО в во­об­ра­же­нии оди­на­ко­во.
10 — Зна­чит, за то время, пока ты здесь не бывал, ты уже со­вер­шил это пу­те­ше­ствие?
— Да. Со­вер­шил.
Джас­пер между но­яб­рем 1842 и ав­гу­стом 1843 года сде­лал ЭТО в ре­аль­но­сти.
11  ... когда оно со­вер­ши­лось на самом деле, ... все кон­чи­лось так быст­ро! Джас­пер сде­лал ЭТО в ре­аль­но­сти быст­ро.
12  ... его слов­но и де­лать не сто­и­ло Джас­пе­ру было непри­ят­но де­лать ЭТО в ре­аль­но­сти быст­ро.
13  — А когда на самом деле — тоже так [оди­на­ко­во]?
— Да.
Джас­пер сде­лал ЭТО в ре­аль­но­сти точно так же, как и в во­об­ра­же­нии.
14  — И все­гда тебе было оди­на­ко­во при­ят­но?
— Да.
 
Джас­пе­ру было так же при­ят­но сде­лать ЭТО ре­аль­но, как и в во­об­ра­же­нии.
15  — И ни­ко­гда тебе, милый, не на­до­еда­ло, и не про­бо­вал ты во­об­ра­зить что-ни­будь дру­гое?
— А зачем? Что еще мне было нужно?
 
Джас­пер ни­ко­гда не пы­тал­ся во­об­ра­зить что-ли­бо дру­гое. 
16 — Да, я на­роч­но за этим при­хо­дил.  Джас­пер курил опиум толь­ко для того, чтобы во­об­ра­жать, что де­ла­ет ЭТО. 
17  Когда уж не мог боль­ше тер­петь, я при­хо­дил сюда в по­ис­ках об­лег­че­ния.  Жизнь Джас­пе­ра была невы­но­си­мой без этих меч­та­ний. 
18  И мне ста­но­ви­лось легче!  Джас­пер по­лу­чал об­лег­че­ние, во­об­ра­жая, что де­ла­ет ЭТО. 
19  — В этом пу­те­ше­ствии у тебя ведь был спут­ник, ми­лень­кий?  В фан­та­зи­ях Джас­пе­ра участ­во­ва­ла еще одна пер­со­на (спут­ник). 
20  ...как часто он был моим спут­ни­ком и сам об этом не знал! Сколь­ко раз он со­вер­шал это пу­те­ше­ствие, а до­ро­ги так и не видел! Спут­ник либо играл в фан­та­зи­ях Джас­пе­ра пас­сив­ную роль, либо в ре­аль­но­сти не знал, что яв­ля­ет­ся объ­ек­том фан­та­зий Джас­пе­ра. 
21  Я все­гда сна­ча­ла со­вер­шал это пу­те­ше­ствие, а потом уже на­чи­на­лись пе­ре­ли­вы кра­сок, и огром­ные про­сто­ры, и свер­ка­ю­щие ше­ствия.  После того, как в во­об­ра­же­нии Джас­пер делал ЭТО, ему при­хо­ди­ли и дру­гие при­ят­ные ви­де­ния. 
22  Когда это, на­ко­нец, со­вер­ши­лось на самом деле, все кон­чи­лось так быст­ро, что в пер­вый раз по­ка­за­лось мне нере­аль­ным.  В ре­аль­но­сти ЭТО про­изо­шло (было сде­ла­но) так быст­ро, что сна­ча­ла по­ка­за­лось Джас­пе­ру нере­аль­ным (непро­изо­шед­шим). 
23  — Время и место уже близ­ко.  В фан­та­зи­ях Джас­пе­ра важен фак­тор вре­ме­ни и места. 
24  Если время близ­ко, зна­чит и он здесь.  В фан­та­зи­ях Джас­пе­ра спут­ник по­яв­ля­ет­ся в опре­де­лен­ное время. 
25  Слиш­ком скоро все это сде­ла­лось и слиш­ком легко. Ни борь­бы, ни со­зна­нья опас­но­сти, ни моль­бы о по­ща­де.  После того, как в ре­аль­но­сти ЭТО со­вер­ши­лось быст­ро, в фан­та­зии Джас­пе­ра ЭТО тоже стало со­вер­шать­ся быст­ро и легко. 
26  вот этого я рань­ше ни­ко­гда не видел!.. По­смот­ри, какое оно жал­кое, гад­кое, незна­чи­тель­ное!..  После того, как ЭТО со­вер­ши­лось в ре­аль­но­сти, в фан­та­зи­ях Джас­пе­ра по­явил­ся некий новый эле­мент неболь­шо­го раз­ме­ра. 

До­ба­вим в таб­ли­цу еще немно­го ин­фор­ма­ции из пер­вой и во­сем­на­дца­той глав:


27  А может быть, это про­сто кол, и его тут вбили по при­ка­за­нию сул­та­на? ... Ну да, так оно и есть, по­то­му что вот ... сам сул­тан со сви­той вы­хо­дит из двор­ца…  Гал­лю­ци­ни­руя, Джас­пер видит то, о чем он толь­ко что по­ду­мал. 
28  в стране грез, куда я убе­гал, унося в объ­я­ти­ях твой образ...  В фан­та­зи­ях Джас­пе­ра участ­во­вал образ Розы. 

Вот и вся ин­фор­ма­ция, ко­то­рую мы можем по­черп­нуть из сон­но­го бор­мо­та­ния Джас­пе­ра. Надо тут от­ме­тить, что, го­во­ря всё это, Джас­пер опре­де­лен­но не лжет — иначе Дик­кен­су не было бы смыс­ла вклю­чать сцену "до­про­са под опи­умом" в книгу. И клю­че­вым пунк­том, оче­вид­но, тут яв­ля­ет­ся пункт де­ся­тый: между со­бы­ти­я­ми пер­вой и два­дцать тре­тьей глав Джас­пер со­вер­шил в ре­аль­но­сти нечто, о чем он до того дол­гое время, с са­мо­го на­ча­ла по­се­ще­ния опи­ум­но­го при­то­на, часто и по­дол­гу меч­тал. И это со­бы­тие не может не быть от­ра­же­но в книге (иначе, опять-та­ки, сцена была бы бес­по­лез­на для сю­же­та).

Пе­ре­чис­лим все из­вест­ные нам зна­чи­мые со­бы­тия из жизни Джас­пе­ра за 1842-43 годы. Их немно­го:

1. "Пре­ду­пре­жде­ние" Эдви­на и про­гул­ка с ним по клад­би­щу.
2. Зна­ком­ство с То­ма­сом Сапси.
3. Близ­кое зна­ком­ство с Дердл­сом.
4. Зна­ком­ство с Де­пу­та­том.
5. Му­зы­каль­ный вечер в доме ка­но­ни­ка.
6. Рас­пи­тие пунша с Дру­дом и Ланд­лес­сом.
7. Раз­го­вор с Грюд­жи­усом.
8. Экс­пе­ди­ция в собор с Дердл­сом.
9. По­яв­ле­ние в чер­ном шарфе и рож­де­ствн­ский обед.
10. Ис­чез­но­ве­ние Эдви­на Друда.
11. Па­де­ние в об­мо­рок.
12. Друж­ба с мэром Сапси.
13. Зна­ком­ство с Дэ­че­ри.
14. При­зна­ние в любви Розе.

О каком со­бы­тии из этого спис­ка мог страст­но, ме­ся­ца­ми, если не го­да­ми, меч­тать Джас­пер? Какое со­бы­тие он на­зы­вал про себя "опас­ным пу­те­ше­стви­ем", какое со­вер­ша­лось в опре­де­лен­ное время в опре­де­лен­ном месте, и в каком участ­во­ва­ла еще одна пер­со­на, имя ко­то­рой сам Джас­пер по­ве­дал нам в пунк­те два­дцать вось­мом? Это долж­но быть очень и очень зна­чи­мое со­бы­тие для хор­мей­сте­ра, так что можно смело ис­клю­чить и зна­ком­ства с кем бы то ни было, и про­гул­ки по клад­би­щу, и об­мо­ро­ки, и рас­пи­тие пунша. Такая се­па­ра­ция даст нам толь­ко три ва­ри­ан­та: а) ноч­ную экс­пе­ди­цию в собор, б) ис­чез­но­ве­ние (убий­ство?) Друда, и в) при­зна­ние в любви Розе. Все осталь­ные со­бы­тия в жизни Джас­пе­ра яв­ля­ют­ся чисто про­ход­ны­ми, ма­ло­зна­ча­щи­ми и не сто­я­щи­ми мно­го­крат­но­го опи­ум­но­го пе­ре­жи­ва­ния.

Пусть "стран­ная экс­пе­ди­ция" и яв­ля­ет­ся про­ис­ше­стви­ем столь уни­каль­ным и пол­ным тайн, что ему по­свя­ще­на в книге целая глава, его тоже можно ис­клю­чить из рас­смот­ре­ния. Да, вос­хож­де­ние на башню со­бо­ра можно на­зы­вать "опас­ным пу­те­ше­стви­ем", но стоит ли эта лёг­кая в ис­пол­не­нии затея мно­го­лет­них страст­ных меч­та­ний? И нужно ли в 23-й главе снова меч­тать о "пу­те­ше­ствии", со­вер­шив его уже в две­на­дца­той главе в ре­аль­но­сти? Или жизнь Джас­пе­ра снова стала невы­но­си­мой от невоз­мож­но­сти за­лезть на башню еще раз, да на­столь­ко, что при­ш­лось за­пла­тить почти ме­сяч­ное жа­ло­ва­ние за опиум?

Убий­ство Эдви­на Друда? Да, ста­ру­ха Ку­рил­ка так и по­ла­га­ет — её кли­ент, "гос­по­дин из Клой­стерг­э­ма", при­зна­ёт­ся в убий­стве неко­е­го неиз­вест­но­го ей Нэда. Он меч­тал об этом го­да­ми, ты­ся­чи и мил­ли­о­ны раз пред­став­лял, как при­ят­но ему будет, пре­одо­ле­вая "борь­бу и со­зна­ние опас­но­сти", не об­ра­щая вни­ма­ния на "моль­бы о по­ща­де", уби­вать "жал­ко­го, гад­ко­го и незна­чи­тель­но­го" Нэда, уби­вать долго, очень долго, а потом, "вы­бро­сив ЭТО из го­ло­вы", на­сла­ждать­ся про­чи­ми при­ят­ны­ми ви­де­ни­я­ми, "пе­ре­ли­ва­ми кра­сок и свер­ка­ю­щи­ми ше­стви­я­ми".

Всё это ве­ли­ко­ле­пие раз­би­ва­ет­ся о про­стой во­прос: а чего это убий­ца-хор­мей­стер через пол­го­да после того, как со­вер­шил свое убий­ство-"пу­те­ше­ствие", снова ока­зы­ва­ет­ся в при­тоне с теми же са­мы­ми меч­та­ми? И ведь он не фан­та­зи­ру­ет о новом убий­стве (на­при­мер, Невил­ла), а снова и снова про­кру­чи­ва­ет в го­ло­ве ста­рые, уже во­пло­щен­ные фан­та­зии. Зачем, какой в этом смысл? И, если "спут­ник" — это нена­вист­ный пле­мян­ник, то где в этих фан­та­зи­ях место "об­ли­ку Розы"?

Нет, нель­зя не вос­хи­тить­ся, как ге­ни­аль­но Дик­кенс, за­ста­вив Джас­пе­ра в бреду изъ­яс­нять­ся дву­смыс­лен­но­стя­ми, за­мас­ки­ро­вал тот факт, что речь-то идёт вовсе не об убий­стве! Джас­пер от­нюдь не при­зна­ёт­ся ма­ло­зна­ко­мо­му че­ло­ве­ку в со­вер­шен­ном пре­ступ­ле­нии! Он ис­по­ве­ду­ет­ся этому слу­чай­но­му "по­пут­чи­ку" в со­кро­вен­ном — в любви к неве­сте пле­мян­ни­ка, в своей стра­сти к Розе Бад, в неудач­ном, по­шед­шем на­пе­ре­ко­сяк при­зна­нии ей в своих чув­ствах.

С того са­мо­го мо­мен­та, как Джас­пер стал за­ни­мать­ся с Розой уро­ка­ми му­зы­ки и пения, его до­ни­ма­ло же­ла­ние при­знать­ся ей в любви. Нетер­пе­ли­во, с тре­пе­том до­жи­дал­ся Джас­пер "вре­ме­ни и места" — вре­ме­ни на­ча­ла урока в му­зы­каль­ном са­лоне "Жен­ской оби­те­ли", вре­ме­ни, когда туда (по рас­пи­са­нию) при­хо­дил страст­но же­ла­е­мый "спут­ник" — пре­крас­ная Роза Бад. Же­ла­ние Джас­пе­ра пасть на ко­ле­ни и изъ­яс­нить свои чув­ства (и со­зна­ние невоз­мож­но­сти та­ко­го по­ве­де­ния) до­во­ди­ло его до из­не­мо­же­ния. Когда ему ста­но­ви­лось со­всем нев­мо­го­ту, он от­прав­лял­ся в опи­ум­ный при­тон, где он в нар­ко­ти­че­ских меч­тах мог по­дол­гу пред­став­лять себе, как он, пре­зрев "со­зна­ние опас­но­сти" — ведь в му­зы­каль­ную ком­на­ту в любой мо­мент могут войти и Твин­кл­тон, и кто угод­но! — не без неко­то­рой по­ло­жен­ной при­ят­ной "борь­бы", за­клю­ча­ет Розу в объ­я­тия, а та, хоть сна­ча­ла и "умо­ля­ет о по­ща­де", потом охот­но усту­па­ет его чув­ствам. Пред­ста­вив такое, Джас­пер успо­ка­и­вал­ся, ему ста­но­ви­лось легче, он "вы­ки­ды­вал это из го­ло­вы" и мог, "унеся в объ­я­ти­ях образ Розы", на­сла­ждать­ся "пе­ре­ли­ва­ми кра­сок и свер­ка­ю­щи­ми ше­стви­я­ми".

Джас­пер ни­ко­гда не пы­тал­ся во­об­ра­зить что-ли­бо дру­гое, "время и место" в его фан­та­зи­ях были неиз­мен­ны — время урока в му­зы­каль­ной ком­на­те школы. Но после ис­чез­но­ве­ния Друда, когда, ка­за­лось бы, устра­ни­лось ос­нов­ное пре­пят­ствие к сча­стью хор­мей­сте­ра, Роза через сво­е­го опе­ку­на вне­зап­но от­ка­за­лась от за­ня­тий му­зы­кой. Она, со всей ин­ту­и­ци­ей мо­ло­дой жен­щи­ны, давно до­га­ды­ва­лась, что хор­мей­стер во­жде­ле­ет её, и в любую ми­ну­ту готов бро­сить­ся на ко­ле­ни, умо­ляя о вза­им­но­сти. Мысль о таком пре­да­тель­стве Джас­пе­ром ин­те­ре­сов Эдви­на была ей омер­зи­тель­на. Рас­торг­нув по­молв­ку с одним влюб­лен­ным, Роза тут же осво­бо­ди­лась и от до­куч­но­го ин­те­ре­са дру­го­го.

Планы Джас­пе­ра за­бук­со­ва­ли. Розу он встре­чал толь­ко на му­зы­каль­ных уро­ках, из­ме­нить "место и время" смог он не сразу (бу­дучи, к тому же, от­вле­чен по­ис­ка­ми убий­цы пле­мян­ни­ка). Без толку до­ждав до конца се­мест­ра, Джас­пер от­пра­вил­ся пе­ре­го­во­рить с Розой и по­пы­тать­ся вер­нуть её на на­ка­тан­ные в фан­та­зи­ях рель­сы: пер­вое, о чем за­го­ва­ри­ва­ет Джас­пер в сцене у сол­неч­ных часов — это о воз­об­нов­ле­нии за­ня­тий му­зы­кой. Ведь толь­ко тогда Джас­пер может со­вер­шить своё "пу­те­ше­ствие" въяве! Но Роза ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­ет­ся от про­дол­же­ния кон­так­тов, и Джас­пер вы­нуж­ден пойти на на­ру­ше­ние схемы: он на­чи­на­ет своё при­зна­ние тут же, на виду у всех, и несмот­ря на явное от­вра­ще­ние к нему пред­ме­та любви. По­нят­но, от за­ра­нее за­го­тов­лен­но­го и от­по­ли­ро­ван­но­го мно­го­крат­ным по­вто­ре­ни­ем в фан­та­зи­ях тек­ста при­хо­дит­ся быст­ро от­ка­зать­ся, и пе­рей­ти к угро­зам и шан­та­жу в смеси с уни­же­ни­ем и прось­ба­ми.

Сцена у сол­неч­ных часов за­кан­чи­ва­ет­ся быст­ро, за ка­кие-ни­будь чет­верть часа. Джас­пер, не про­яв­ляя ви­ди­мых при­зна­ков вол­не­ния, ухо­дит — всё про­изо­шло так быст­ро, что до него еще про­сто не дошел отказ Розы и пол­ное кру­ше­ние всех его на­дежд. Но про­хо­дит неде­ля — и его от­ча­я­ние снова гонит его в Лон­дон, в опи­ум­ный при­тон, где он, по­тер­пев по­ра­же­ние в ре­аль­но­сти, может даль­ше гал­лю­ци­ни­ро­вать о лю­бов­ных по­бе­дах. Джас­пер снова во­об­ра­жа­ет при­выч­ные "время и место", но неумо­ли­мая ре­аль­ность уже внес­ла свои кор­рек­ти­вы в его сно­ви­де­ния — "спут­ник" не яв­ля­ет­ся, и "пу­те­ше­ствие" за­кан­чи­ва­ет­ся мгно­вен­но, по сути и не на­чав­шись.

Вы­ра­же­ние "при­зна­ние в любви" Джас­пер за­ме­ня­ет сло­вом "пу­те­ше­ствие" — journey — во­след как рас­про­стра­нен­но­му в вик­то­ри­ан­скую эпоху по­э­ти­че­ско­му эв­фе­миз­му "пу­те­ше­ствие в лю­бовь" (The journey in love), так и из­вест­ной ци­та­те из пьесы Шекс­пи­ра "Две­на­дца­тая ночь":

Journeys end in lovers meeting,

Every wise man's son doth know.

Но если рань­ше в его снах при­зна­ние-"пу­те­ше­ствие" дей­стви­тель­но за­кан­чи­ва­лось встре­чей влюб­лен­ных, то его по­след­няя опи­ум­ная фан­та­зия вы­стре­ли­ва­ет вхо­ло­стую: пу­те­ше­ствие за­кан­чи­ва­ет­ся не за­клю­че­ни­ем в объ­я­тия об­ли­ка Розы, а лишь непри­ят­ным ли­це­зре­ни­ем неко­е­го но­во­го пред­ме­та — "a poor, mean, mis­er­able thing" — че­го-то бед­но­го, сред­нень­ко­го и жал­ко­го.

Вспом­ним пункт два­дцать седь­мой нашей таб­ли­цы: в опи­ум­ном дур­мане во­об­ра­же­ние по­ка­зы­ва­ет Джас­пе­ру кар­ти­ны того, о чём он толь­ко что по­ду­мал. И, дей­стви­тель­но, ви­де­ние "poor thing" яв­ля­ет­ся через се­кун­ду после мысли Джас­пе­ра "this is the poor­est of all" — Джас­пер уви­дел себя и Розу "бед­нее всех", ве­ду­щих жал­кое су­ще­ство­ва­ние, про­зя­ба­ю­щих на ни­щен­ское жа­ло­ва­ние хор­мей­сте­ра в 10 фун­тов в год.

Как ро­ман­ти­че­ски на­стро­ен­ный, да еще и страст­но влюб­лен­ный, мо­ло­дой че­ло­век, Джас­пер от­ка­зы­ва­ет­ся при­ни­мать во вни­ма­ние на­след­ство Розы (пусть и скром­ное). Он счи­та­ет себя обя­зан­ным со­дер­жать жену — ранее это со­об­ра­же­ние не при­хо­ди­ло ему в го­ло­ву, так как он не со­би­рал­ся на Розе же­нить­ся, по­сколь­ку она была "за­ве­ща­на" пле­мян­ни­ку. Ранее Джас­пер всего лишь играл с мыс­лью "а вот возь­му и при­зна­юсь ей в любви!", и планы его не шли даль­ше "пре­ду­пре­жде­ний" Эдди, что "даже ни­чтож­но­го пев­че­го и жал­ко­го учи­те­ля му­зы­ки может тер­зать че­сто­лю­бие, неудо­вле­тво­рен­ность, ка­кие-то стрем­ле­ния, мечты" — да, мечты от­бить чужую неве­сту, сде­лать это про­сто от "ис­су­ша­ю­щей скуки". Но после ис­чез­но­ве­ния пле­мян­ни­ка брак с Розой стал воз­мож­ным — пусть и без от­вет­ной любви, по при­нуж­де­нию, но воз­мож­ным. И Джас­пер впер­вые за­ду­мал­ся, как же они смо­гут про­жить на такие ни­чтож­ные день­ги. That must be real. — го­во­рит себе Джас­пер. — It’s over. Вот она, ре­аль­ность. С меч­та­ми по­кон­че­но.

Таким об­ра­зом, вме­сто при­зна­ния в убий­стве, мы имеем лишь при­зна­ние в объ­яс­не­нии в любви. Тут нель­зя не вспом­нить чер­но­вое на­зва­ние ро­ма­на — "Один пред­мет в жизни": все мысли Джас­пе­ра за­ни­ма­ла толь­ко и ис­клю­чи­тель­но Роза, о ней он меч­тал, невоз­мож­но­стью се­мей­ных ра­до­стей с ней он тер­зал­ся. За­висть же к Эдви­ну вполне могла толк­нуть его на убий­ство — или, по край­ней мере, на под­го­тов­ку та­ко­во­го. Хотя, если мы по­те­ря­ли "чи­сто­сер­деч­ное при­зна­ние пре­ступ­ни­ка", что у нас оста­лось, кроме по­до­зре­ний? Толь­ко слова Дик­кен­са, от­кры­то на­зы­вав­ше­го хор­мей­сте­ра убий­цей в за­мет­ках к ро­ма­ну.