Свен Карстен: Комментарии к книге Леона Гарфилда

Из всех из­вест­ных мне про­дол­же­ний "Тайны Эдви­на Друда", ва­ри­ант Леона Гар­фил­да пред­став­ля­ет­ся мне самым по­сред­ствен­ным. Я не по­ни­маю, что за­ста­ви­ло Гар­фил­да, со­чи­ни­те­ля дет­ских книг про пи­ра­тов, во­об­ще взять­ся до­пи­сы­вать за Дик­кен­сом — ре­ше­ния тайны Друда у него нет ни­ка­ко­го, по­это­му, чтобы хоть как-то упечь Джас­пе­ра за ре­шет­ку, ему при­хо­дит­ся сде­лать из Джас­пе­ра се­рий­но­го убий­цу. Это из сла­ба­ка хор­мей­сте­ра-то, ко­то­рый чтобы из­ба­вить­ся от бес­ко­неч­но­го про­кру­чи­ва­ния в го­ло­ве сцены од­но­го убий­ства, вы­нуж­ден был даже ку­рить успо­ко­и­тель­ное! Убив Эдви­на, хор­мей­стер уби­ва­ет еще и Неви­ла, да и взду­мав­ший от­че­го-то же­нить­ся на Розе ми­стер Сапси — он тоже под угро­зой, и толь­ко рас­то­роп­ность Дэ­че­ри в по­им­ке пре­ступ­ни­ка спа­са­ет мэра от упо­ко­е­ния в скле­пе рядом со своей су­пру­гой и ко­стя­ми Эдви­на Друда в куче из­ве­сти. Пол­ная несу­ра­зиц книга не раз до­во­ди­ла меня до та­ко­го от­вра­ще­ния, что я бук­валь­но от­бра­сы­вал её с него­до­ва­ни­ем, не желая даль­ше му­чить свою душу и пач­кать неле­пи­ца­ми тот образ, ко­то­рый со­здал в моём во­об­ра­же­нии гений Дик­кен­са.

Я толь­ко хочу сей­час кра­тень­ко про­бе­жать­ся по гла­вам "окон­ча­ния Гар­фил­да", чтобы вы всё по­ня­ли сами.


Итак, глава XXIV, на­зван­ная "Экс­кур­сии и Тре­во­ги", в ко­то­рой Де­пу­тат сле­дит за Ку­рил­кой до её опи­ум­ной бер­ло­ги и узна­ёт точ­ный адрес при­то­на у Дже­ка-Ки­тай­ца, а сама Ку­рил­ка пишет Джас­пе­ру пись­мо с угро­за­ми, и в ко­то­рой Дэ­че­ри позд­нее на­но­сит визит Ку­рил­ке, тре­буя от нее немед­лен­но со­об­щить Грюд­жи­усу, если хор­мей­стер снова при­дёт ку­рить опиум — ход, ис­поль­зо­ва­ный дру­ги­ми "до­пи­сы­ва­те­ля­ми" уже мно­же­ство раз.

В главе XXV, но­ся­щей на­зва­ние "Ору­дие За­ко­на" (име­ет­ся в виду Дэ­че­ри), по­след­ний из при­то­на Ку­рил­ки от­прав­ля­ет­ся пря­ми­ком в офис Грюд­жи­уса, где ока­зы­ва­ет­ся Диком Ар­ми­та­жем, быв­шим ак­тё­ром те­ат­ра на Друри Лэйн и при­я­те­лем Генри Ба­з­за­рда. Дэ­че­ри со­об­ща­ет Грюд­жи­усу и Ба­з­за­рду, что Джас­пер курит опиум в при­тоне в Ист-Эн­де, и что найти до­ка­за­тель­ства убий­ства Друда — это нелёг­кая за­да­ча. Потом все пьют вино и об­суж­да­ют дра­ма­тур­ги­че­ские по­ту­ги Ба­з­за­рда; вот-вот долж­на со­сто­ять­ся читка его пьесы "Тер­нии забот" в спе­ци­аль­но для того сня­том по­ме­ще­нии на Пи­ка­дил­ли. Затем Дэ­че­ри от­прав­ля­ет­ся вы­сле­жи­вать даль­ше.

Глава XXVI на­зы­вет­ся "Пись­мо и Влюб­лен­ный". В ней ка­но­ник Кри­спаркл за­хо­дит было к Джас­пе­ру, но не за­ста­ёт хор­мей­сте­ра дома, так как тот в оче­ред­ной раз при­гла­шен к мэру Сапси — для со­об­ще­ния по­тря­са­ю­ще­го из­ве­стия: почти ше­сти­де­ся­ти­лет­ний бон­ви­ван же­ла­ет вто­рич­но же­нить­ся... на сем­на­дца­ти­лет­ней Розе Бад! Джас­пер по­ра­жен и уязв­лен в самое серд­це (а вме­сте с ним и мы! На этой главе я в пер­вый раз за­швыр­нул книж­ку в угол)

Глава XXVII, "Средь Мол­ний, Грома и Дождя" по­вест­ву­ет о том, что в то время, когда вся ком­па­ния (Грюд­жи­ус, Тар­тар, Роза, Ланд­лес­сы,Твин­кл­тон и пара пред­ства­и­те­лей те­ат­раль­ных кру­гов) слу­ша­ют чте­ние пьесы Ба­з­за­рда, Невил Ланд­лесс воз­вра­ща­ет­ся в Степл-Инн и — сюр­приз! — встре­ча­ет Де­пу­та­та, ко­то­рый непо­нят­но что де­ла­ет в Лон­доне. Ока­зы­ва­ет­ся, его (!) по­сла­ла Ку­рил­ка (!!) чтобы со­об­щить Грюд­жи­усу, что Джас­пер снова при­пёр­ся ку­рить опиум. Нэвил хва­та­ет кэб и сквозь бурю мчит­ся в при­тон, где на него на­ты­ка­ет­ся уже из­ряд­но на­ку­рив­ший­ся Джас­пер. По­нят­но, что эта встре­ча за­кан­чи­ва­ет­ся плохо для бед­но­го юноши. На Пи­ка­дил­ли вскри­ки­ва­ет Елена, так как ше­стое чув­ство под­ска­за­ло ей, что Невил убит уда­ром ножа в живот.

В главе XXVIII, на­зван­ной Гар­фил­дом "Со­об­ще­ния из Гроб­ни­цы", ка­ме­но­тёс Дердлс за­сы­па­ет среди могил и ему яв­ля­ет­ся... нет, не тень отца Гам­ле­та, а при­зрак по­кой­ной мис­сис Сапси, ко­то­рая жа­лу­ет­ся, что кто-то по­тре­во­жил её веч­ный сон — во­семь ме­ся­цев назад, а как вчера! Это был мо­ло­дой юноша, ми­стер Дерд­лз! О, что ска­жет мой муж, ми­стер Сапси! О, поз­воль­те мне, крас­нея, уда­лить­ся! — и при­зрак ис­че­за­ет, а мигом про­трез­вев­ший Дердлс от­прав­ля­ет­ся ис­кать ключ от скле­па (да, через во­семь ме­ся­цев) и... не на­хо­дит его! Кто бы мог по­ду­мать! (тут я вто­рич­но за­пу­стил книж­кой в стену)

В XXIX главе этого безум­но­го со­чи­не­ния, на­зван­ной "Ми­стер Дэ­че­ри при­ни­ма­ет вызов", Дик Ар­ми­таж, алиас Дэ­че­ри, и Джон Джас­пер пьют вино самым вы­зы­ва­ю­щим об­ра­зом, при­чем Дэ­че­ри спра­ши­ва­ет, не по­лу­чал ли хор­мей­стер ка­ко­го-ни­будь пись­ма, чем нема­ло пу­га­ет Джас­пе­ра, но от об­мо­ро­ка по­след­не­го от­вле­ка­ет ка­но­ник Кри­спаркл, при­шед­ший ска­зать (на кой черт имен­но им?!), что Невил толь­ко что убит в Лон­доне, и в кар­мане у трупа об­на­ру­жи­ли фа­миль­ное коль­цо ма­те­ри Розы.

"Ми­стер Кри­спаркл при­ни­ма­ет два вы­зо­ва" — так на­зы­ва­ет­ся XXX глава "про­дол­же­ния Гар­фил­да". В этой главе ка­но­ник Кри­спаркл, под­кре­пив­шись ста­кан­чи­ком Кон­стан­ции, на­но­сит еще один визит в Га­вань Фи­лан­тро­пии, где снова всту­па­ет в пе­ре­пал­ку с ми­сте­ром Хо­ни­тан­де­ром, и снова вы­хо­дит из неё мо­раль­ным по­бе­ди­те­лем — и опе­ку­ном Елены Ланд­лесс. Твин­кл­тон, Елена и Роза долж­ны будут воз­вра­тить­ся в Клой­стерг­эм чуть позд­нее, пока же Грюд­жи­ус по­ру­ча­ет Кри­спарк­лу рас­ска­зать Дэ­че­ри обо всём слу­чив­шем­ся.

XXXI глава, на­зван­ная "Оча­ро­ва­тель­ное ме­стеч­ко" по­вест­ву­ет о том, как лей­те­нант Тар­тар и дамы со­вер­ши­ли еще одно пу­те­ше­ствие по Темзе, в ходе ко­то­ро­го Тар­тар пе­ре­име­но­вал свою яхту в честь Розы, а Елена остриг­ла во­ло­сы и пе­ре­оде­лась по­кой­ным бра­том, чтобы пу­гать Джас­пе­ра. (Тут я вспом­нил вос­кли­ца­ние Дик­кен­са "Слава богу, хоть в этом ро­мане нет пе­ре­оде­тых жен­щин!" — и от­бро­сил книгу в тре­тий раз)

Глава XXXII по­вест­ву­ет о раз­го­во­ре между Грюд­жи­усом и Дэ­че­ри, по­это­му она так и на­зы­ва­ет­ся — "Уг­ло­ва­тый раз­го­вор". Грюд­жи­ус убеж­ден в ви­нов­но­сти Неви­ла, чему до­ка­за­тель­ством слу­жит най­ден­ное при нём коль­цо, а Дэ­че­ри его раз­убеж­да­ет и ука­зы­ва­ет на Джас­пе­ра, как на убий­цу обоих.

В главе XXXIII, на­зы­ва­ю­щей­ся "Глав­ное — Спек­такль!" ми­стер Дэ­че­ри за­чем-то по­се­ща­ет некую мис­сис Мак-Сид­донс, тоже ак­три­су на пен­сии. Ей он рас­ска­зы­ва­ет кое-ка­кие де­та­ли дела, ко­то­рым за­ни­ма­ет­ся, т.е. вы­сле­жи­ва­ния Джас­пе­ра. Между про­чим, мы узна­ём, что ко­гда-то на га­стро­лях в Тан­бридж-Уэл­се Дик Ар­ми­таж играл в "Мак­бе­те" Пор­те­ра, т.е. при­врат­ни­ка (оче­вид­но, Дэ­че­ри и был тем "без­упреч­ным джентль­ме­ном, ко­то­рый по­верг к ногам мисс Твин­кл­тон своё серд­це". Хотя... того, вроде, звали Пор­терс. В любом слу­чае, это пер­вый ори­ги­наль­ный ход Гар­фил­да.)

Глава XXXIV на­зы­ва­ет­ся "Вхо­дит При­врат­ник" — в ней ми­стер Дэ­че­ри по­се­ща­ет мисс Твин­кл­тон в сте­нах её школы, и они воз­об­нов­ля­ют дав­ние ро­ман­ти­че­ские от­но­ше­ния. Среди всего про­че­го, они разыг­ры­ва­ют сцен­ку из "Мак­бе­та": "Тук-тук, тук-тук! Да кто это, Вель­зе­вул его за­бе­ри? Это, долж­но быть, кре­стья­нин, ко­то­рый по­ве­сил­ся..." и так далее. Очень ро­ман­тич­но, Вель­зе­вул их за­де­ри!

Стран­но­сти на­рас­та­ют. В главе XXXV ми­стер Сапси де­мон­стри­ру­ет Джас­пе­ру та­ба­кер­ку, ко­то­рую он хочет под­не­сти Розе (!) в знак ан­га­же­мен­та. На крыш­ке наш люб­ве­обиль­ный мэр при­ка­зал гра­вё­ру ис­пол­нить над­пись: "Розе Сапси, жене мэра, и пусть свеча любви ни­ко­гда не по­гас­нет!" По­тря­сен­ный эта­кой пош­ля­ти­ной, Джас­пер резко про­те­сту­ет, но тут в окно видит сто­я­ще­го на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне мерт­во­го Неви­ла и от стра­ха гро­ха­ет­ся в об­мо­рок (во­об­ще, это стрем­ле­ние всех "про­дол­жа­те­лей" за­став­лять Джас­пе­ра, как за­вод­но­го, па­дать в об­мо­рок при каж­дом удоб­ном слу­чае, по­ра­жа­ет.)

В главе XXXVI Джас­пер видит по­кой­но­го еще че­ты­ре раза — глава так и на­зы­ва­ет­ся: "Уби­тый че­ло­век" — от­че­го со­всем схо­дит с ума. Ему на­чи­на­ет ка­зать­ся, что так как Невил жив, то выжил и Эдвин, да и во­об­ще убий­ства пле­мян­ни­ка не было, по­это­му он до­ста­ёт из тай­ни­ка ключ от скле­па и от­прав­ля­ет­ся про­ве­рить. Слава богу, кости Друда, при­сы­пан­ные из­ве­стью, на месте! Но вот неуда­ча — толь­ко Джас­пер успел их ощу­пать, как его аре­сто­ва­ли за убий­ство!

В сле­ду­ю­щей главе "Ми­стер Кри­спаркл при­ни­ма­ет еще один вызов". Те­перь долг зовёт его к по­сте­ли боль­ной и бре­дя­щей Елены Ланд­лесс: про­цесс пу­га­ния Джас­пе­ра па­губ­но от­ра­зил­ся на её нер­вах, да к тому же она на­пи­лась Ла­уда­ну­ма. Те­перь она утвер­жда­ет, что она не Елена, а Невил, и снова пу­га­ет всех.

По­сте­пен­но и Грюджиус схо­дит с ума. В главе XXXVIII "Мистер Дэчери получает в подарок кольцо" ма­те­ри Розы, и тут же пе­ре­да­ри­ва­ет оное... мис­сис Мак-Сид­донс! Лей­те­нан­ту Тар­та­ру Грюд­жи­ус пред­ла­га­ет за­брать всех на ко­рабль и от­пра­вить­ся в пла­ва­ние (чтобы они все уто­ну­ли и из­ба­ви­ли мир от то­ли­ки безу­мия, на­вер­ное.)

В главе "Юмо­ри­сти­че­ские слу­чаи" ни­че­го смеш­но­го не про­ис­хо­дит. Мэр Сапси об­на­ру­жи­ва­ет, что склеп его су­пру­ги был осквер­нен убий­ством и про­кли­на­ет Джас­пе­ра, го­во­ря "да его за такое по­ве­сить мало!" Тут как раз и суд, и Джас­пе­ра за три аб­за­ца при­го­ва­ри­ва­ют к по­ве­ше­нию.

Сле­ду­ю­щая, XL глава, на­зы­ва­ет­ся "Когда окон­чит­ся пе­ре­по­лох". В этой главе Джас­пер вы­зы­ва­ет ка­но­ни­ка Кри­спарк­ла к себе в ка­ме­ру смерт­ни­ков, желая ис­по­ве­до­вать­ся. Тот при­ез­жа­ет, и Джас­пер в тре­тьем лице рас­ска­зы­ва­ет, как всю жизнь нена­ви­дел Эдви­на и как на­ко­нец его убил. Так по­ве­лел ему голос Дья­во­ла в го­ло­ве. Кри­спаркл уте­ша­ет его со­об­ра­же­ни­ем, что зав­тра "дья­во­ла в го­ло­ве" по­ве­сят тоже.

Пя­ти­де­ся­тая глава под на­зва­ни­ем "Когда вый­гра­на про­иг­ран­ная битва" по­вест­ву­ет о непри­ят­ном пред­ме­те — в ней Джас­пе­ра ве­ша­ют.

По­след­няя глава —"Нав­стре­чу но­во­му Рож­де­ству" — по­ка­зы­ва­ет, "чем серд­це успо­ко­ит­ся". Пока Грюд­жи­ус, Ба­з­за­рд, Тар­тар и Роза едят ги­гант­скую ин­дей­ку, при­слан­ную им Ба­з­за­рдом-от­цом и под­ни­ма­ют тосты друг за друга, как­но­ник Кри­спаркл в рас­стро­ен­ных по­ве­ше­ни­ем хор­мей­сте­ра чув­ствах воз­вра­ща­ет­ся домой и с ходу де­ла­ет пред­ло­же­ние мисс Ланд­лесс. Ра­зу­ме­ет­ся, оно тут же при­ня­то. В от­ли­чии от пред­ло­же­ния, ко­то­рое мэр Сапси (с под­не­се­ни­ем та­ба­кер­ки) сде­лал мисс Фер­ди­нанд — это было со сме­хом от­верг­ну­то. Дэ­че­ри устра­и­ва­ет­ся в школу мисс Твин­кл­тон пре­по­да­вать сце­ни­че­ское ма­стер­ство и каж­дый вечер ри­су­ет на двер­це бу­фе­та по ме­ло­вой черте — так он ведёт счет сви­да­ни­ям с мисс Твин­кл­тон, черт по­де­ри их всех!


На этом книж­ка за­швы­ри­ва­ет­ся в угол окон­ча­тель­но и при­го­ва­ри­ва­ет­ся ле­жать там в пыли и па­у­тине, как мис­сис Сапси в гробу, на­ве­ки.



Comments