3. Три книги об одном романе

Впервые опубликовано на сайте "Буквослов" 15.06.2011


Т

РИ книги, по­свя­щён­ные по­след­не­му ро­ма­ну Дик­кен­са, по­хо­жи одна на дру­гую и аб­со­лют­но раз­лич­ны. Книга о книге — это уже до­ста­точ­но необыч­но, если речь идёт не о на­уч­ном ис­сле­до­ва­нии твор­че­ства из­вест­но­го ав­то­ра, а о пол­но­цен­ном ли­те­ра­тур­ном про­из­ве­де­нии. В этом смыс­ле сход­ство трёх пред­ла­га­е­мых ва­ше­му вни­ма­нию ли­те­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний не под­ле­жит со­мне­нию — их герои живут, дышат, спо­рят и раз­мыш­ля­ют толь­ко об одном лице, ни­ко­гда в ре­аль­но­сти не су­ще­ство­вав­шем — о гос­по­дине по имени Эдвин Друд, со­здан­ном фан­та­зи­ей Чарль­за Дик­кен­са.

Ма­сте­ра ита­льян­ско­го де­тек­ти­ва Лу­чен­ти­ни и Фрут­те­ро пред­ла­га­ют свой ва­ри­ант раз­гад­ки по­пу­ляр­ной среди «дру­ди­стов» аб­бре­ви­а­ту­ры «ТЭД» в своей книге «Дело Д., или Прав­да о «Тайне Эдви­на Друда». Устро­ив на­сто­я­щее «су­ди­ли­ще», на ко­то­ром встре­ча­ют­ся самые из­вест­ные «ли­те­ра­тур­ные» сы­щи­ки всех вре­мён и на­ро­дов, они в ори­ги­наль­ной и до­воль­но ост­ро­ум­ной форме из­ла­га­ют прак­ти­че­ски все су­ще­ству­ю­щие вер­сии окон­ча­ния по­след­не­го ро­ма­на Дик­кен­са. Не придя ни к ка­ко­му опре­де­лён­но­му вы­во­ду по по­во­ду ви­нов­но­сти Джас­пе­ра или Ланд­лес­са, они неожи­дан­но под­во­дят чи­та­те­лей к сен­са­ци­он­но­му вы­во­ду: самый по­пу­ляр­ный ан­глий­ский ро­ма­нист не умер от апо­плек­сии, а был убит от­ча­ян­ным за­вист­ни­ком, тоже весь­ма из­вест­ным ли­те­ра­то­ром Уилки Кол­лин­зом.

Что ка­са­ет­ся тайны убий­ства (или не-убий­ства) Эдви­на Друда, то она оста­ёт­ся на вто­ром плане — так и не раз­ре­шён­ной за­гад­кой; на пер­вый план вы­сту­па­ют вза­и­мо­от­но­ше­ния между Дик­кен­сом и Кол­лин­зом, ко­то­рые, если су­дить по вос­по­ми­на­ни­ям со­вре­мен­ни­ков, дей­стви­тель­но были непро­сты­ми.

Труд­но су­дить, читал ли эту лег­ко­мыс­лен­ную, но за­бав­ную книгу гос­по­дин Дэн Сим­монс, но тео­рия, ко­то­рую он из­ла­га­ет в своём ро­мане «Drood» (в рус­ском пе­ре­во­де — «Друд, или че­ло­век в чёр­ном»), по­ра­зи­тель­ным об­ра­зом на­по­ми­на­ет вы­во­ды ге­ро­ев Лу­чен­ти­ни и Фрут­те­ро. Ла­у­ре­ат мно­же­ства ли­те­ра­тур­ных пре­мий, об­лас­кан­ный кри­ти­кой автор «Ги­пе­ри­о­на» в своём ро­мане, что на­зы­ва­ет­ся, пус­ка­ет­ся во все тяж­кие: тут вам и кро­во­жад­ная, тупая, за­вист­ли­вая по­сред­ствен­ность в лице Кол­лин­за, тут вам и жрецы та­ин­ствен­ных мно­го­ве­ко­вых об­ря­дов, от опи­са­ния ко­то­рых Лав­краф­та бы стош­ни­ло, и лю­бов­ные стра­сти, и опи­ум­ный дым, и ме­сме­ризм, и кан­ни­ба­лизм.

Вдох­но­вен­но на­кру­тив все эти раз­но­цвет­ные тря­пи­цы на ось по­вест­во­ва­ния, автор счи­та­ет свою мис­сию ис­чер­пан­ной. У чи­та­те­ля, если не лю­бя­ще­го, то хотя бы це­ня­ще­го ан­глий­скую ли­те­ра­ту­ру, оста­ёт­ся такое ощу­ще­ние, слов­но он раз­грыз гни­лой орех.

Но в про­ме­жут­ке между двумя этими «об­ви­ни­тель­ны­ми за­клю­че­ни­я­ми» в адрес ав­то­ра «Лун­но­го камня» во Фран­ции вышел роман «Гос­по­дин Дик, или Де­ся­тая книга» Жан-Пье­ра Оля, анон­си­ро­ван­ный как «ин­тел­лек­ту­аль­ный де­тек­тив» и удо­сто­ен­ный элит­ной фран­цуз­ской пре­мии Prix Robles.

В этой книге тоже идёт речь о со­пер­ни­че­стве двух муж­чин — но это не Кол­линз и Дик­кенс. В этой книге тоже много го­во­рит­ся о по­след­нем ро­мане Дик­кен­са, но нет по­пыт­ки дать един­ствен­но вер­ное ре­ше­ние за­гад­ки.

«Раз­гад­ка Тайны со­дер­жа­ла один­на­дцать букв — де­сять и одну. Джон Джас­пер и Сордж Пе­джах — это одно и то же лицо. В опи­ум­ном умо­ис­ступ­ле­нии учи­тель пения слепо ско­пи­ро­вал сво­е­го Ав­то­ра, со­тво­рив пер­со­наж из ни­че­го про­сто тем, что нарек ему имя. Он убил под псев­до­ни­мом. Смеха или вос­хи­ще­ния за­слу­жи­ва­ет этот труд, до­ка­зы­ва­ю­щий од­но­вре­мен­но и при­скорб­ную тщету, и неве­ро­ят­ное мо­гу­ще­ство ли­те­ра­ту­ры? Она ста­нет всем, и она ста­нет ничем – как ты сам за­хо­чешь», — эти слова герой книги вкла­ды­ва­ет в уста боль­но­го ма­ни­а­каль­ной за­ви­си­мо­стью от Дик­кен­са Эжена Бо­ре­ля, со­зда­вая его под­дель­ный днев­ник.

«Я знал на­и­зусть все мно­го­томье дру­ди­а­ны, всю эту гран­ди­оз­ную и хи­ме­ри­че­скую груду хлама, все про­то­ко­лы этого бес­пре­це­дент­но­го ли­те­ра­тур­но­го вскры­тия, длив­ше­го­ся уже сто­ле­тие», — горь­ко за­ме­ча­ет автор ма­стер­ской под­дел­ки, ос­но­ван­ной на бреде мо­ло­до­го фран­цу­за, во­об­ра­зив­ше­го, что он при­сут­ство­вал при по­след­них ми­ну­тах жизни Дик­кен­са и знает раз­гад­ку «ТЭД». Но эта под­дел­ка, ос­но­ван­ная на бо­лез­нен­ных фан­та­зи­ях, легла в ос­но­ву ли­те­ра­тур­но­го труда «Рас­кры­тая тайна Эдви­на Друда», ко­то­рую по­сто­ян­ный со­пер­ник глав­но­го героя из­да­ёт и пред­став­ля­ет пуб­ли­ке с неве­ро­ят­ной пом­пез­но­стью — се­рьёз­ный и недву­смыс­лен­ный намёк на невоз­мож­ность рас­крыть то, что скры­то.

Что в дей­стви­тель­но­сти пред­став­ля­ет собой за­гад­ка на­пи­са­ния «Тайны Эдви­на Друда» — ис­то­рия за­ви­сти, пла­ги­а­та, ли­те­ра­тур­но­го со­пер­ни­че­ства? Пред­смерт­ный бред по­ра­жён­но­го бо­лез­нью мозга? Ге­ни­аль­ный ли­те­ра­тур­ный ход, ко­то­рый дол­жен был по­сра­мить кри­ти­ков «На­ше­го об­ще­го друга» и на­все­гда ото­дви­нуть на за­двор­ки де­тек­тив­ной ли­те­ра­ту­ры «Лун­ный ка­мень»?

Как ни ко­щун­ствен­но это зву­чит, но смерть Дик­кен­са сде­ла­ла его роман вдвойне об­суж­да­е­мым и чи­та­е­мым — воз­мож­но, за­кон­чи он его, и мир ли­шил­ся бы одной из ве­ли­чай­ших ли­те­ра­тур­ных за­га­док…


P.S. Конан Дойл : «Мираж, столь милый серд­цу очень мно­гих ро­ма­ни­стов: при­зрак со­чи­не­ния, по­след­няя стра­ни­ца и даже по­след­няя стро­ка ко­то­ро­го пол­но­стью ме­ня­ет его смысл и при­во­дит чи­та­те­ля в со­сто­я­ние оце­пе­не­ния, близ­ко­го к ми­сти­че­ско­му вос­тор­гу…»


P.P.S. Дж.Б.Шоу: «конвульсия человека, стоящего одной ногой в могиле».


P.P.P.S. Ита­льян­ский пи­са­тель Фран­ко Лу­чен­ти­ни (1920-2002) по­кон­чил с собой в Ту­рине на 82-м году жизни. Он бро­сил­ся в лест­нич­ный про­лет мно­го­квар­тир­но­го дома. Как счи­та­ют дру­зья и близ­кие, при­чи­ной от­ча­ян­но­го по­ступ­ка стала неиз­ле­чи­мая бо­лезнь Лу­чен­ти­ни (рак).


Обсуждение:

Карстен: Хотя месье Оль до­воль­но едко про­шел­ся по людям, пы­та­ю­щим­ся раз­га­дать ТЭД, это раз­га­ды­ва­ние — знак на­ше­го ува­же­ния к гению Дик­кен­са. Раз­га­ды­ва­ния тайны нече­го сты­дить­ся.

Роман вы­пус­кал­ся книж­ка­ми по три (ка­жет­ся) главы. Зна­чит, толь­ко в по­след­нем вы­пус­ке сю­жет­ные линии долж­ны были сой­тись, а до того, еще пол­го­да, за­гад­ка обя­за­на была быть нере­ша­е­ма. Друд не мог ни объ­явить­ся, ни ка­ким-то спо­со­бом дать о себе знать. А три главы — это очень немно­го для куль­ми­на­ции и раз­вяз­ки.

Может быть, в конце ро­ма­на вы­яс­ни­лось бы, что сам текст ро­ма­на на­пи­сан Джас­пе­ром в ка­ме­ре тюрь­мы? Может быть, мы узна­ли бы, что Дэ­че­ри нанят неиз­вест­ны­ми род­ствен­ни­ка­ми Эдви­на, с целью со­брать све­де­ния, ком­про­ме­ти­ру­ю­щие Джас­пе­ра, а цель этого — ли­ше­ние Джас­пе­ра права опе­кун­ства по суду? Может быть, мы бы узна­ли, в чем тайна чер­но­го шарфа Джас­пе­ра, не по­да­вал ли он с его по­мо­щью знак своей со­общ­ни­це среди паст­вы, со­брав­шей­ся на пре­дрож­де­ствен­скую мессу — при­хо­ди се­год­ня на услов­лен­ное место! Может быть, мы узна­ли бы, где и на какие день­ги купил Джас­пер запас опи­ума, ко­то­ро­го хва­ти­ло от сен­тяб­ря до июля — не у того ли ки­тай­ца, что изоб­ра­жен в углу об­лож­ки? Или, на­при­мер, мы вы­яс­ни­ли бы, для чего Джас­пер, уходя в свои ноч­ные пу­те­ше­ствия, остав­лял за­жжен­ной крас­ную лампу в спальне — не для алиби, а для того, чтобы было спод­руч­ней бе­жать в пол­ной тем­но­те, ори­ен­ти­ру­ясь на этот свет. И не такой же све­то­вой сиг­нал вы­смат­ри­вал Джас­пер с ко­ло­коль­ни — а от­ку­да же еще вы­смат­ри­вать свет в окнах Жен­ской Оби­те­ли? И чью честь спа­са­ет Джас­пер лож­ным при­зна­ни­ем в любви Розе, зная, что та неми­ну­е­мо рас­ска­жет об этом Грюд­жи­усу, введя его тем в за­блуж­де­ние? От кого хочет он "от­ве­сти тень ви­се­ли­цы"? Уж не той ли мо­ло­дой жен­щи­ны, с ко­то­рой он встре­ча­ет­ся в квар­тир­ке, сня­той на вто­ром этаже Степл-Ин­на? Ко­то­рая на во­прос Розы, не долж­на ли она была усту­пить Джас­пе­ру, от­ве­ти­ла в него­до­ва­нии — ско­рей я со­гла­си­лась бы уви­деть тебя мерт­вой у своих ног!

И глав­ное — зачем пе­ре­би­рал­ся Эдвин по брев­нам за­пру­ды на дру­гую сто­ро­ну реки, ночью, при ура­ган­ном ветре, почти полз­ком и по­те­ряв при этом от­цов­ские часы?! От кого спа­сал­ся он, или кого хотел спа­сти?..


Лада: Вот ви­ди­те, Свен — ещё одна ве­ли­ко­леп­ная и вполне до­стой­ная вер­сия! Более чем лю­бо­пыт­но. Во­об­ще, бла­го­да­ря Вам я аб­со­лют­но по-но­во­му взгля­ну­ла на Джас­пе­ра, рань­ше он мне ри­со­вал­ся ис­клю­чи­тель­но чёр­ны­ми крас­ка­ми.


Карстен: Я уже столь­ко раз кри­чал «Волки! Волки!», счи­тая, что на­ко­нец-то я рас­крыл Тайну Эдви­на Друда, что в оче­ред­ной раз и на­чи­нать-то неудоб­но. Но от на­вяз­чи­вой мысли можно осво­бо­дить­ся, толь­ко рас­ска­зав её. Это еще со вре­мен царя Ми­да­са из­вест­но.

Лада со­вер­шен­но пра­виль­но утвер­жда­ет, что у Дик­кен­са обыч­но при­па­са­ем «туз в ру­ка­ве или недо­ста­ю­щий ку­со­чек паз­зла», ко­то­рый в конце книги ста­вит весь сюжет с ног на го­ло­ву. Но ее мысль, что о том, ка­ко­го имен­но куска го­ло­во­лом­ки не хва­та­ет, до­га­дать­ся за­ра­нее невоз­мож­но — эта мысль спор­ная.

В слу­чае с ТЭД недо­ста­ю­щий ку­со­чек паз­зла, ключ к за­гад­ке фор­му­ли­ру­ет­ся так:

Джас­пер НЕ ПОМ­НИТ, уби­вал ли он Эдви­на.

И имен­но это со­об­ра­же­ние пол­но­стью объ­яс­ня­ет всё по­ве­де­ние Джас­пе­ра после ис­чез­но­ве­ния Эдви­на. Как пишет Лада: «Объ­яс­не­ние на­хо­дит всё: каж­дый жест, взгляд, дви­же­ние, вздох и меж­до­ме­тие.»

Эта идея, кста­ти, за­ме­ча­тель­но пе­ре­кли­ка­ет­ся с сю­же­том «Лун­но­го камня». Там ее Дик­кенс и по­черп­нул, при этом ге­ни­аль­но пе­ре­ра­бо­тав, раз­вив и до­пол­нив.

Итак, что мы имеем. Джас­пер на­хо­дит­ся в очень дру­же­ских от­но­ше­ни­ях с Эдви­ном, и давно, за­дол­го до на­ча­ла ис­то­рии. Это из­вест­но всем в Клой­стерг­эме. При этом Джас­пер тайно влюб­лен в неве­сту Эдви­на, Розу. Джас­пер счи­та­ет, что если бы не Эдвин, то Роза бы непре­мен­но об­ра­ти­ла бы свое вни­ма­ние на него, Джас­пе­ра. Лю­бовь к пле­мян­ни­ку и лю­бовь к неве­сте пле­мян­ни­ка бо­рят­ся в душе Джас­пе­ра. В своих опи­ум­ных фан­та­зи­ях Джас­пер много раз пред­став­ля­ет себе, как он уби­ва­ет Эдви­на и как потом счаст­лив с Розой. Но Роза не пи­та­ет к Джас­пе­ру ни­ка­ких чувств, кроме от­вра­ще­ния.

Джас­пер бо­ит­ся, что Эдвин как-то до­га­да­ет­ся о том, что дя­дюш­ка зло­умыш­ля­ет про­тив него. Во вполне невин­ных фра­зах Эдви­на, ска­за­ных во вто­рой главе, Джас­пер видит на­мё­ки, и пу­га­ет­ся до по­лу­об­мо­ро­ка. Но Эдвин, ко­неч­но, ни­че­го пло­хо­го не по­до­зре­ва­ет.

Спо­соб, ко­то­рым Джас­пер меч­та­ет убить Эдви­на, неза­мыс­ло­ват. Он де­таль­но по­ка­зан чи­та­те­лям в пер­вой же главе на при­ме­ре об­ра­ще­ния Джас­пе­ра с об­ку­рив­шим­ся опи­умом ки­тай­цем: Даж­с­пер со­би­ра­ет­ся опо­ить Эдви­на вином с до­бав­кой опи­ума, а потом, когда Эдвин уснет, за­ду­шить его го­лы­ми ру­ка­ми. Из­ба­вить­ся от тела тоже неслож­но, если жи­вешь в го­ро­де на реке: ка­мень к ногам, и в воду. Нет необ­хо­ди­мо­сти за­те­вать что-то вы­чур­ное и слож­ное, типа ис­поль­зо­ва­ния нега­ше­ной из­ве­сти, за­пи­ра­ния в склеп или сбра­сы­ва­ния с ко­ло­коль­ни.

Вне­зап­ная враж­да Эдви­на и Неви­ла на­во­дит Джас­пе­ра на мысль сде­лать из Неви­ла «козла от­пу­ще­ния». По­это­му он по­до­гре­ва­ет эту враж­ду, а потом раз­но­сит о ней пре­уве­ли­чен­ные и дра­ма­ти­зи­ро­ван­ные слухи.

То есть, перед Со­чель­ни­ком Джас­пер ак­тив­но го­то­вит­ся к убий­ству Эдви­на. Ноч­ное пу­те­ше­ствие с Дердл­сом — часть этого плана.

Дердлс — пер­со­наж, из­вест­ный тем, что его после де­ся­ти часов ве­че­ра за­го­ня­ет домой маль­чиш­ка по про­зви­щу «Де­пу­тат». То есть, днем на ка­ме­но­тес­ном дворе Дердл­са ра­бо­та­ют по­ден­щи­ки, а ночью сам Дердлс спит в своем доме. А Джас­пе­ру нужен ка­мень — удоб­ный и плос­кий. По­это­му Джас­пер и пред­при­ни­ма­ет с Дердл­сом ноч­ное пу­те­ше­ствие, един­ствен­ная цель ко­то­ро­го — под­по­ить и усы­пить ка­ме­но­те­са, за­пе­рев его в под­ва­ле со­бо­ра, чтобы без про­блем до­ста­вить ка­мень за­ра­нее на место бу­ду­ще­го убий­ства.

(Ключ, вы­пав­ший из руки за­снув­ше­го Дердл­са от­кры­вал две двери — в собор и на улицу. Мы пом­ним, что, по вы­хо­ду из под­зе­ме­лий со­бо­ра, Джас­пер чуть не при­ду­шил "Де­пу­та­та", так как Джас­пе­ру по­ду­ма­лось, что маль­чиш­ка сле­дил за ними. Если Джас­пе­ру надо было что-то внут­ри со­бо­ра, то ни­ка­кая слеж­ка сна­ру­жи по­ме­шать ему не могла. Сле­до­ва­тель­но, Джас­пер вы­хо­дил на­ру­жу. )

Но в по­след­ний день перед Со­чель­ни­ком доб­рое на­ча­ло в Джас­пе­ре берет верх над злом. Он видит це­лу­ю­щих­ся Розу и Эдви­на, и лю­бовь к пле­мян­ни­ку (и под­спуд­ное от­вра­ще­ние к убий­ству) по­беж­да­ет рев­ность. Джас­пер ре­ша­ет не ме­шать сча­стью пле­мян­ни­ка и от­ка­зы­ва­ет­ся от убий­ства. Это ре­ше­ние успо­ка­и­ва­ет его из­му­чен­ную душу, он при­хо­дит в хо­ро­шее на­стро­е­ние и даже обе­ща­ет ка­но­ни­ку сжечь днев­ник (где он го­то­вил за­пи­си, об­ви­ня­ю­щие Неви­ла). В знак по­бе­ды над собой он от­кры­то на­де­ва­ет чер­ный шарф, ко­то­рым рань­ше со­би­рал­ся при­вя­зы­вать ка­мень к ногам Эдви­на.

В ночь на Рож­де­ство Эдвин про­па­да­ет. Утром, оч­нув­ший­ся после упо­треб­ле­ния опи­ума Джас­пер об­на­ру­жи­ва­ет ис­чез­но­ве­ние пле­мян­ни­ка. Ужас­ная до­гад­ка при­хо­дит Джас­пе­ру в го­ло­ву – ночью, под вли­я­ни­ем опи­ума, он таки убил сво­е­го пле­мян­ни­ка!

Может быть, это ошиб­ка, и Эдвин ушел но­че­вать к Неви­лу? Джас­пер бежит к дому ка­но­ни­ка, но Невил рано утром от­пра­вил­ся в пеший поход. Его до­го­ня­ют, Невил ни­че­го не знает. Джас­пер по­дав­лен, он всё боль­ше укреп­ля­ет­ся в мысли, что он, Джас­пер — убий­ца не в фан­та­зи­ях, а на деле.

Это со­сто­я­ние пре­крас­но опи­сал Пуш­кин:

„При­ят­но дерз­кой эпи­грам­мой

Взбе­сить оплош­но­го врага;

<…>

Еще при­ят­нее в мол­ча­нье

Ему го­то­вить чест­ный гроб

И тихо це­лить в блед­ный лоб

На бла­го­род­ном рас­сто­я­нье;

Но ото­слать его к отцам

Едва ль при­ят­но будет вам.“

По­до­зре­вая, что он, по под­го­тов­лен­но­му за­ра­нее плану, убил Эдви­на и бро­сил труп в реку, Джас­пер ищет труп там, где сам и со­би­рал­ся его спря­тать — в воде. С по­мощ­ни­ка­ми он об­ша­ри­ва­ет каж­дую за­водь и каж­дый метр бе­ре­га. Его мысли ме­чут­ся между по­до­зре­ни­я­ми в адрес Неви­ла и в свой соб­ствен­ный адрес. Джас­пер не может до­ка­за­тель­но под­твер­дить для себя ни то, ни дру­гое.

Грюд­жи­ус со­об­ща­ет ему, что неза­дол­го до того Эдвин и Роза ре­ши­ли рас­стать­ся. Мысль о том, что он ненуж­но и на­прас­но стал убий­цей, по­вер­га­ет Джас­пе­ра в об­мо­рок.

Под вли­я­ни­ем этих по­тря­се­ний Джас­пер тра­ги­че­ски пе­ре­рож­да­ет­ся. Он кля­нет­ся найти убий­цу — Неви­ла или себя — до­ка­за­тель­но и пуб­лич­но раз­об­ла­чить зло и на­ка­зать его. Либо каз­нью Неви­ла, либо са­мо­убий­ством (или пре­да­ни­ем себя в руки суда).

За Неви­лом он бе­рет­ся сле­дить сам. Ис­кать са­мо­сто­я­тель­но улики про­тив себя за­труд­ни­тель­но, плюс к тому Джас­пер по­до­зре­ва­ет, что ино­гда сам не пом­нит, что де­ла­ет, по­это­му Джас­пер ано­ним­но на­ни­ма­ет сы­щи­ка — сле­дить за собой.

Сыщик имеет ха­рак­тер­ные для вик­то­ри­ан­ско­го вре­ме­ни при­ме­ты ра­бот­ни­ка суда — белые пыш­ные во­ло­сы, на­по­ми­на­ю­щие о па­ри­ке судьи (и чер­ные брови). Кста­ти, шляпу в руке Дэ­че­ри дер­жит не «для про­хла­ды го­ло­ве», а по­то­му, что на под­клад­ке на­пи­са­но его имя, ко­то­рое он бо­ит­ся за­быть, как это уже было один раз.

Но — уби­вал ли Джас­пер Эдви­на на самом деле?

С ли­те­ра­тур­ной и эс­те­ти­че­ской точки зре­ния на сюжет — это невоз­мож­но. Пафос мо­раль­но­го пе­ре­рож­де­ния Джас­пе­ра сразу ис­че­за­ет. Такая ба­наль­ность не в духе гения Дик­кен­са. Мы знаем, что и Невил ни при чем, он тоже не убий­ца. Тогда — что же слу­чи­лось с Эдви­ном?

Рань­ше я пред­по­ла­гал, что ответ знает Грюд­жи­ус, и рас­ска­зал ему всё чу­дес­но спас­ший­ся Эдвин. Но нет, когда Грюд­жи­ус после Рож­де­ства при­ез­жа­ет в Клой­стерг­эм, он пер­вым делом встре­ча­ет­ся со своей под­опеч­ной и узна­ет о раз­ры­ве Розы с Эдви­ном и об ис­чез­но­ве­нии Эдви­на. В до­пол­не­ние к этому, Елена рас­ска­зы­ва­ет Грюд­жи­усу о влюб­лен­но­сти Джас­пе­ра в Розу. По­ла­гая, что Джас­пер, как опе­кун на­ру­шил вер­ность ин­те­ре­сам Эдви­на, Грюд­жи­ус от­но­сит­ся к Джас­пе­ру с пре­зре­ни­ем, но безо вся­ких опа­се­ний за Розу, чего, ко­неч­но, не было бы, знай Грюд­жи­ус о пла­нах или по­пыт­ках Джас­пе­ра убить Эдви­на. Во­об­ще, мысль о том, что Джас­пер может быть опа­сен для ко­го-ли­бо кроме Неви­ла, чужда Грюд­жи­усу. И толь­ко когда Роза сбе­га­ет от при­тя­за­ний Джас­пе­ра в Лон­дон, Грюд­жи­ус при­ни­ма­ет про­бле­му все­рьез.

От­вра­ще­ние к себе, угры­зе­ния со­ве­сти пол­но­стью из­ле­чи­ва­ют Джас­пе­ра от влюб­лен­но­сти в Розу. Его фаль­ши­вое "при­зна­ние" слу­жит лишь цели узнать, любит ли Роза Неви­ла. Если да, если Роза в стрем­ле­нии "от­ве­сти от Неви­ла тень ви­се­ли­цы" (имя муж­чи­ны тут в целях со­блю­де­ния вик­то­ри­ан­ских при­ли­чий за­ме­ня­ет­ся име­нем его сест­ры Елены) со­гла­сит­ся на пред­ло­же­ние Джас­пе­ра "стать его", то ее чув­ства к Неви­лу ста­нут ясны и тогда Джас­пер от­ка­жет­ся от пре­сле­до­ва­ния Неви­ла, тем "пре­дав па­мять" по­кой­но­го пле­мян­ни­ка.

Роза же не усту­па­ет Джас­пе­ру, по­это­му он может спо­кой­но "за­тя­ги­вать петлю" во­круг Неви­ла.

Вот так вот. Глав­ный герой ро­ма­на — не Эдвин, а Джас­пер, его тра­ге­дия и очи­ще­ние. По­тря­са­ю­щий за­мы­сел, до­стой­ный гения Дик­кен­са.


Лада: Да, мысль о том, что Джас­пер при­ни­ма­ет опи­ум­ный бред за дей­сви­тель­ность, есть и у Оля... Но мне его при­зна­ние Розе ни на грамм не ка­жет­ся фаль­ши­вым — ни­че­го не могу с собой по­де­лать!