6. Четырёхмерный Друд

Впервые опубликовано на сайте "Буквослов" 05.10.2012


B

част­ной пе­ре­пис­ке Свен Кар­стен за­ме­тил: "ТЭД уже пре­вра­тил­ся из про­сто ро­ма­на в ги­пер­текст, в том же смыс­ле, что и ги­пер­куб — че­ты­рёх­мер­ный объ­ект. Он до­пи­сы­ва­ет­ся во вре­ме­ни, и чем даль­ше от ис­ход­ной точки, тем силь­нее рас­тёт от­но­си­тель­ность и не/ве­ро­ят­ность сю­же­та". У меня тоже скла­ды­ва­ет­ся ощу­ще­ние, что мы по­хо­жи на ге­ро­ев "Зо­ло­то­го жука" Эдгара По — на­чи­ная с мел­ких до­пу­ще­ний, ухо­дим от прав­ды всё даль­ше и даль­ше.

"...Пер­вый раз вы ошиб­лись ме­стом из-за Юпи­те­ра; он опу­стил жука в пра­вую глаз­ни­цу че­ре­па вме­сто левой?

— Ра­зу­ме­ет­ся! Раз­ни­ца в «вы­стре­ле», иными сло­ва­ми, в по­ло­же­нии ко­лыш­ка, не пре­вы­ша­ла двух с по­ло­ви­ной дюй­мов, и если бы со­кро­ви­ще было за­ры­то под де­ре­вом, ошиб­ка была бы пу­стяч­ной. Но ведь линия через «вы­стрел» лишь ука­зы­ва­ла нам на­прав­ле­ние, по ко­то­ро­му надо идти. По мере того как я уда­лял­ся от де­ре­ва, от­кло­не­ние все воз­рас­та­ло, и когда я про­шел пять­де­сят футов, клад остал­ся со­всем в сто­роне. Не будь я так свято уве­рен, что со­кро­ви­ще здесь, наши труды про­па­ли бы даром."

Мы тоже имеем лишь на­прав­ле­ние, по ко­то­ро­му надо идти; но не удер­жи­ва­ем­ся и непре­мен­но на­чи­на­ем с до­пу­ще­ний. Как бы я ни пи­на­ла по­кой­но­го ныне Кука, то бишь гос­по­ди­на Уо­л­тер­са — он знал вик­то­ри­ан­скую Ан­глию лучше меня, и, как пред­се­да­тель Дик­кен­сов­ско­го об­ще­ства, уж точно носом про­па­хал ори­ги­на­лы тек­стов. И если он все­рьёз по­ла­гал и пы­тал­ся уве­рить нас, что Дэ­че­ри — это ка­ва­ле­рист-де­ви­ца Елена, то чем хуже вер­сии, что это ка­ва­ле­рист-кис­ка Роза или ка­ва­ле­рист-ста­руш­ка мадам Друд-стар­шая?

А про­бле­мы и до­пу­ще­ния на­чи­на­ют­ся с пер­вой по­пыт­ки наших рас­суж­де­ний. Для доб­рой по­ло­ви­ны дру­ди­стов наш Эдди, хоть увеч­ный, ка­леч­ный и из­ве­стью обо­жжё­ный, как Фред­ди Крю­гер — всё ж таки жив. Для всех про­чих — мёртв, но в месте на­хож­де­ния его трупа они не уве­ре­ны. Для жи­те­лей Клой­стер­ге­ма в его ис­чез­но­ве­нии ви­но­ват Невил; для нас — Джас­пер.

При­чи­на по­ку­ше­ния на бед­няж­ку (в том, что по­ку­ше­ние было, схо­дят­ся все) — до­воль­но ту­ман­на. Ви­дишь ли, и Неви­лу, и Джону по­за­рез по­на­до­би­лась Роза. Но убить же­ни­ха де­вуш­ки — не луч­ший спо­соб ей по­нра­вить­ся, мягко го­во­ря — несколь­ко лю­до­ед­ский, и (если чест­но), он боль­ше в стиле ди­ко­ва­то­го по­лу­ту­зем­ца Неви­ла, неже­ли Джас­пе­ра.

К тому же не за­бу­дем — в те вре­ме­на дей­ство­вал не со­вре­мен­ный УК, когда за убий­ство можно по­лу­чить 8-9 лет ко­ло­нии об­ще­го ре­жи­ма. За убий­ство по­ла­га­лась ви­се­ли­ца, без вся­кой бол­тов­ни о со­сто­я­нии аф­фек­та, и нужна была по край­ней мере весь­ма и весь­ма се­рьёз­ная при­чи­на, чтобы так риск­нуть. Как бы ни была хо­ро­ша Кис­ка-Ро­за, вряд ли кто-то толь­ко ради на­деж­ды ко­гда-ни­будь, в аб­со­лют­но неопре­де­лён­ном бу­ду­щем, за­нять место её же­ни­ха ре­шил­ся бы на ду­ше­губ­ство.

А если бы она во­об­ще в мо­на­стырь ушла? Взяла обет без­бра­чия, ре­ши­ла остать­ся ста­рой девой? К Неви­лу она явно рав­но­душ­на, к Джас­пе­ру — на­сто­ро­жен­но-враж­деб­на. Никто из них не может быть уве­рен, что в слу­чае смер­ти Эдди ста­нет её из­бран­ни­ком. Я на­чи­наю свои рас­суж­де­ния с до­пу­ще­ния, что ро­ман­ти­че­ская со­став­ля­ю­щая ре­ша­ю­щей роли в убий­стве (или по­пыт­ке убий­ства) Эдви­на Друда не иг­ра­ет. По­смот­рим, как да­ле­ко меня за­ве­дёт этот пер­вый вы­стрел в левый глаз.

Что, соб­ствен­но, не то с ми­сте­ром Джас­пе­ром? Будем от­кро­вен­ны — он нар­ко­ман. Более того — он сам при­зна­ёт­ся Эдви­ну, что при­ни­мал опиум от му­чи­тель­ных болей. Что у него бо­ле­ло? Итак, ещё один вы­стрел. Около двух лет назад Джас­пер за­бо­лел. Начал при­ни­мать опиум; сна­ча­ла в малых дозах, потом при­стра­стил­ся и уже не смог об­хо­дить­ся без ле­кар­ства, как Эзра Джен­нингс. Но если док­тор с необыч­ны­ми раз­но­цвет­ны­ми во­ло­са­ми был и в самом деле неиз­ле­чи­мо болен, то бо­лезнь Джас­пе­ра ушла. Бо­лезнь-то ушла, а вот за­ви­си­мость оста­лась.

Но вот беда — думая, что его дни со­чте­ны, он тра­тил на опиум день­ги сво­е­го опе­ка­е­мо­го пле­мян­ни­ка — на зар­пла­ту ре­ген­та хора не раз­гу­ля­ешь­ся. Ровно год назад до про­па­жи Эдви­на он окон­ча­тель­но осо­знал: он не умрёт, но он стал нар­ко­ма­ном, он стал вором. И тогда он решил по­кон­чить с собой; дело было в Со­чель­ник, а всем из­вест­но, что в празд­ни­ки число су­и­ци­дов рас­тёт про­сто в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии.

Воз­мож­но (вы­стрел тре­тий) он пы­тал­ся бро­сить­ся с башни со­бо­ра... И не смог. Не хва­ти­ло духа. И тогда в от­ча­я­ньи он за­кри­чал — от осо­зна­ния соб­ствен­ной гре­хов­но­сти, сла­бо­сти, бес­си­лия и тру­со­сти. Имен­но этот крик и слы­шал Дёрдлс, и имен­но о нём он рас­ска­жет год спу­стя са­мо­му же Джас­пе­ру, ко­то­рый вос­при­мет это на­по­ми­на­ние крайне бо­лез­нен­но.

Наш бед­ный Джон понял — надо при­нять дан­ность. Надо даль­ше как-то жить, раз не хва­ти­ло сил пре­рвать своё су­ще­ство­ва­ние. А как жить, если прав­да вы­ле­зет на­ру­жу неми­ну­е­мо? Пле­мян­ник до­стиг­нет со­вер­шен­но­ле­тия! "Ми­сте­ру Год­ф­ри Эб­лу­ай­ту была по­ру­че­на сумма в два­дцать тысяч фун­тов, как од­но­му из опе­ку­нов неко­е­го мо­ло­до­го джентль­ме­на, ко­то­рый был еще несо­вер­шен­но­лет­ним в ты­ся­ча во­семь­сот сорок вось­мом году. Опе­кун­ство кон­ча­лось, и мо­ло­дой джентль­мен дол­жен был по­лу­чить два­дцать тысяч фун­тов в день сво­е­го со­вер­шен­но­ле­тия, в фев­ра­ле ты­ся­ча во­семь­сот пя­ти­де­ся­то­го года." Мы знаем, на что ре­шил­ся ми­стер Год­ф­ри ради того, чтобы скрыть рас­тра­ту. А на что ре­шил­ся Джон?

Как бы он ни любил бед­но­го Эдди, но — либо он, либо пле­мян­ник. Надо было его убить, но так, чтобы: либо со­здать ви­ди­мость несчаст­но­го слу­чая; либо иметь же­лез­но­го "козла от­пу­ще­ния", по­то­му что иначе на иму­ще­ство Эдви­на могли на­ло­жить арест "до вы­яс­не­ния", а там сунул бы кто нос в бу­ма­ги — и всё, конец. Мне ка­жет­ся (вы­стрел чет­вёр­тый) что имен­но этим и объ­яс­ня­ет­ся стран­ный злоб­ный смех Джас­пе­ра в адрес Неви­ла — мол, гуляй, доб­рый мо­ло­дец, я тебе уже при­го­то­вил уют­ное ме­стеч­ко на шесте и во­рот­ни­чок из ве­рёв­ки.

А что потом? Нашли бы бед­но­го Эдди с про­лом­лен­ной го­ло­вой или за­ду­шен­но­го... Про их враж­ду с Неви­лом знали все... А если ещё ка­кую-ни­будь улику в кар­ман под­ки­нуть... Но! То, что слу­чи­лось даль­ше, в этот план явно не укла­ды­ва­лось. Разве Джон ведёт себя как убий­ца, на­дёж­но спря­тав­ший все концы в воду? Да ни­чуть. Он ис­те­рит, ме­чет­ся, хло­па­ет­ся в об­мо­рок. Вы зна­е­те, мне ка­жет­ся — он по­те­рял труп (вы­стрел пятый).

И в ре­зуль­та­те он сам на­чи­на­ет со­мне­вать­ся — а убил ли он пле­мян­ни­ка во­об­ще? Или это было оче­ред­ное "пу­те­ше­ствие"? И как по­быст­рее под­су­нуть вла­стям го­то­во­го ви­нов­ни­ка, хоть Неви­ла, хоть Дёрдл­са — если те­ла-то нет? Пока бегал за тач­кой, чтобы из­весть от дёрдл­со­вой хи­жи­ны при­вез­ти — бац, ни­ко­го. Тут в пору с ума сойти, со­гла­си­тесь. Или так: со­вер­шен­но слу­чай­но труп упал, попал в недо­ступ­ное для Джона место (вы­стрел ше­стой). Вы­та­щить его предъ­явить миру он не может. До­стать его не может. И Джас­пер кри­чит от от­ча­я­нья: нар­ко­ман, вор, убий­ца-неудач­ник...

При­хо­дит­ся кор­рек­ти­ро­вать план! Ис­кать ка­кие-то неопро­вер­жи­мые улики, ко­то­рые и в от­сут­ствие тела до­ка­за­ли бы ви­нов­ность Неви­ла (вы­стрел седь­мой). Надо что-то под­бро­сить в его квар­ти­ру... Но вот беда — тот почти не вы­хо­дит из дома. А если вы­хо­дит — о чём-то буб­нит Кри­спарк­лу, и надо под­слу­шать, о чём... Об­ре­чён­ность Джас­пе­ра бро­са­ет­ся в глаза, и с по­яв­ле­ни­ем ищей­ки-Дэ­че­ри ста­но­вит­ся ещё за­мет­нее. Из охот­ни­ка он пре­вра­тил­ся в до­бы­чу. На го­ри­зон­те ма­я­чит Ку­рил­ка — един­ствен­ная, кто знает о нар­ко­ма­нии Джона и его "вто­рой жизни". Невил, не от­ры­ва­ясь, зуб­рит юри­ди­че­ские книги — ему надо от­ве­сти от себя по­до­зре­ние, ко­то­рое пят­ном легло не толь­ко на него, но и на Елену.

Во­об­ще-то пе­чаль­но, в самом деле. Хотел убить — и по­те­рял труп. Хотел объ­яс­нить­ся в любви Розе — и толь­ко за­ста­вил её бе­жать. В ход идёт ба­наль­ный и гру­бый шан­таж — или иди за меня замуж, или Ланд­ле­сов вздёр­нут, обоих сразу. В ре­зуль­та­те Джон довёл Розу до край­ней сте­пе­ни нена­ви­сти к себе и окон­ча­тель­но вос­ста­но­вил про­тив себя Грюд­жи­уса, а ста­рый за­кон­ник — опас­ный про­тив­ник для рас­трат­чи­ка, вора, убий­цы и нар­ко­ма­на.

Мне ка­жет­ся (вы­стрел вось­мой), что Джас­пер от стра­ха быть раз­об­ла­чён­ным по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит к наг­лой уве­рен­но­сти в своей без­на­ка­зан­но­сти. Пер­вое время он на­хо­дил­ся в таком по­лу-ис­те­ри­че­ском со­сто­я­нии, что даже смог без нар­ко­ти­ков Ку­рил­ки об­хо­дить­ся — ад­ре­на­лин за­шка­ли­вал. Но по­сте­пен­но успо­ко­ил­ся, раз­гла­дил ба­кен­бар­ды и взял­ся вы­прав­лять свой план. Одна беда — там, на трупе, оста­лись следы его ви­нов­но­сти. Но время идёт, а мерт­вец мол­чит.

Но куда делся труп, спро­си­те вы? Ведь в тот мо­мент, когда его об­на­ру­жат, ста­нет ясно и имя ви­нов­но­го... Скажу чест­но — не знаю. Я рас­стре­ля­ла всю обой­му, и сей­час стою да­ле­ко от за­вет­но­го де­ре­ва. И всё-та­ки я свято уве­ре­на, что со­кро­ви­ще здесь... 

   


Обсуждение:

Свен Карстен: В раз­го­во­ре с Розой о "фун­тах, шил­лин­гах и пен­сах" ми­стер Грюд­жи­ус до­воль­но по­дроб­но объ­яс­ня­ет фи­нан­со­вое по­ло­же­ние как Розы, так и Эдви­на. До со­вер­шен­но­ле­тия её опе­кун из Ро­зи­ной еже­год­ной ренты в 250 фун­тов опла­чи­ва­ет её со­дер­жа­ние: плата за обу­че­ние, кар­ман­ные рас­хо­ды, одеж­да, под­го­тов­ка к сва­дьбе и про­чее. Это всё вме­сте не пре­вы­ша­ет 250-ти фун­тов в год, по­это­му оста­ток (плюс кое-ка­кие по­ступ­ле­ния, оче­вид­но — доход по ак­ци­ям, со­став­ля­ю­щим ос­нов­ной ка­пи­тал) Грюд­жи­ус на­кап­ли­ва­ет, и этот оста­ток — несколь­ко более 1700 фун­тов — будет Розе вы­пла­чен либо после за­му­же­ства, либо по до­сти­же­нии со­вер­шен­но­ле­тия. Грюд­жи­ус оста­нет­ся управ­ля­ю­щим ос­нов­ным ка­пи­та­лом Розы и далее.

Если мы пред­по­ло­жим, что отец Розы со­ста­вил ос­нов­ной ка­пи­тал из низ­ко­до­ход­ных, но ста­биль­ных пя­ти­про­цент­ных акций, то ос­нов­ной ка­пи­тал дол­жен быть в раз­ме­ре 50 000 фун­тов. Ла­ко­мый кусок. Ла­ко­мый, да недо­ступ­ный. Так как права рас­по­ря­жать­ся ос­нов­ным ка­пи­та­лом Роза (или её бу­ду­щий су­пруг) не по­лу­чит. Даже после за­му­же­ства Роза будет по­лу­чать 250 фун­тов ренты в год — и всё. Ос­нов­ной ка­пи­тал, таким об­ра­зом, за­щи­щен от лю­би­те­лей "же­нить­ся на день­гах". Эти осо­бен­но­сти за­ве­ща­ния отца Розы из­вест­ны Эдви­ну, и не могут быть неиз­вест­ны Джас­пе­ру.

В любом слу­чае, с за­ве­ща­ни­ем он мог бы без труда озна­ко­мить­ся, упла­тив один лишь шил­линг. Ка­жет­ся, в Chancery Court, не помню точно.

На 250 фун­тов в год невоз­мож­но даже иметь дом в Лон­доне и выезд, надо, по край­ней мере, вдвое боль­ше. То есть, Роза — не слиш­ком вы­год­ная пар­тия.

Дру­гое дело — Эдвин. Как муж­чи­на (а вик­то­ри­ан­ская Ан­глия — "муж­ское" об­ще­ство) он по до­сти­же­нии со­вер­шен­но­ле­тия по­лу­чит за­ве­щан­ный ка­пи­тал (пай в фирме, где его отец был ком­па­ньо­ном) це­ли­ком, плюс про­цен­ты на ка­пи­тал за вы­че­том рас­хо­дов. И Грюд­жи­ус, и Джас­пер, как опе­ку­ны и управ­ля­ю­щие ка­пи­та­лом, имеют воз­мож­ность тра­тить ос­нов­ной ка­пи­тал на ка­кие-ли­бо нужды опе­ка­е­мо­го. Для этого им нужно "пол­но­мо­чие по­ве­рен­но­го, да­вав­шее право бан­ки­рам про­да­вать цен­ные бу­ма­ги, и раз­лич­ные пись­мен­ные при­ка­за­ния, со­об­щав­шие, на какую имен­но сумму про­да­вать" (см. "Лун­ный ка­мень"). Под­пи­си опе­ка­е­мо­го не тре­бо­ва­лось ввиду его несо­вер­шен­но­ле­тия. По­это­му, Джас­пер имел все воз­мож­но­сти тра­тить ос­нов­ной ка­пи­тал бес­кон­троль­но.

Более того, раз начав, он уже вы­нуж­ден был про­дол­жать. Умень­шив­ший­ся в ре­зуль­та­те пер­вой про­да­жи ос­нов­ной ка­пи­тал уже не давал нуж­ную сумму го­до­вой ренты. Недо­ста­ток снова по­пол­нял­ся из ос­нов­но­го ка­пи­та­ла, и тот еще более умень­шал­ся. То есть, по­лу­ча­лась эта­кая про­грес­сия. По­пут­но Джас­пер мог брать и для себя — на опиум, на­при­мер.

Итак, опиум. Ко­неч­но, нар­ко­тик, вы­зы­ва­ю­щий при­вы­ка­ние, но пре­жде всего — бо­ле­уто­ля­ю­щее сред­ство. Джас­пер, по его сло­вам стра­дал от силь­ных болей — каких же? Ну, на­при­мер, сна­ча­ла от зуб­ной боли. Опи­ум­ная на­стой­ка ла­уда­нум про­да­ва­лась имен­но как сред­ство от зуб­ной боли. Вся­ко­го рода ро­маш­ка и шал­фей из тра­вя­но­го ап­теч­но­го шкафа мис­сис Кри­спаркл тоже, на­вер­ное, слу­жи­ли для вре­мен­но­го об­лег­че­ния его болей. А далее про­изо­шла еще одна про­грес­сия. Одна из осо­бен­но­стей опи­ума при при­ё­ме внутрь — вы­зы­вать за­по­ры и ки­шеч­ные ко­ли­ки. Если кто ис­пы­ты­вал ки­шеч­ные ко­ли­ки, тот знает — вещь эта крайне бо­лез­нен­ная, слу­ча­ет­ся вне­зап­но и, хотя ост­рая боль про­хо­дит срав­ни­тель­но быст­ро, несиль­ная тупая боль оста­ёт­ся после при­сту­па на­дол­го. И вот её-то и сни­ма­ют оче­ред­ным при­ё­мом опи­ума, вы­зы­ва­ю­щим впо­след­ствии новые за­по­ры и ко­ли­ки.

Имен­но этим стра­да­ют Джас­пер и ста­ру­ха-Ку­рил­ка. Опиум не вы­зы­ва­ет ни­ка­ких "за­тме­ний ума" и "плён­ки на гла­зах", всё это — при­зна­ки пе­ре­жи­ва­е­мой че­ло­ве­ком в этот мо­мент острой боли в ки­шеч­ни­ке. Джас­пер во время му­зы­каль­но­го урока с Розой, Джас­пер во время пения во вто­рой главе и во время раз­го­во­ра с Эдви­ном, Ку­рил­ка, про­ся­щая у Эдви­на денег "на ле­кар­ство" — все они стра­да­ют в этот мо­мент от ост­рых болей, на­по­до­бие болей от ап­пен­ди­ци­та. Чего бы ста­ру­хе иначе было сесть прямо на мёрз­лую землю? Не от уста­ло­сти же. Риск­ну пред­по­ло­жить, что и "при­зрак вопля и воя" был вы­зван имен­но этим. Про­хо­див­ше­го мимо двери в под­зе­ме­лья со­бо­ра Джас­пе­ра вне­зап­но скру­тил оче­ред­ной при­ступ, и его крик боли услы­шал спя­щий прямо за ме­тал­ли­че­ской две­рью Дердлс.

Итак, Джас­пер "ле­чит­ся" опи­умом от по­след­ствий при­ё­ма опи­ума. День­ги на опиум он берет из до­ве­рен­ных ему сумм на­след­ства Эдви­на. При­бли­жа­ет­ся срок от­че­та. От­чи­тать­ся Джас­пер не может, и, если Эдвин устро­ит скан­дал, Джас­пе­ра ждёт тюрь­ма. Убить Эдви­на — один из вы­хо­дов из со­здав­ше­го­ся по­ло­же­ния. Убить, и вы­дать за убий­ство неиз­вест­ны­ми с целью ограб­ле­ния, на­при­мер. Мало ли бро­дяг про­хо­дит через го­ро­док?

Рас­смот­рим этот сце­на­рий.

Позд­нее Джас­пе­ру при­хо­дит в го­ло­ву луч­шая идея: сде­лать "коз­лом от­пу­ще­ния" Неви­ла Ланд­лес­са. Ино­стра­нец, почти бро­дя­га, да еще на­стро­ен резко про­тив Эдви­на — какая удача! Надо толь­ко под­го­то­вить почву, рас­пу­стив за­ра­нее слух о "тиг­ри­ной же­сто­ко­сти" Неви­ла. А тут еще и Кри­спаркл пред­ла­га­ет по­ми­рить Эдви­на и Неви­ла, тоже удоб­ный слу­чай! То­гда-то всё и про­изой­дёт, когда эти двое сой­дут­ся под при­смот­ром Джас­пе­ра.

На­па­де­ние про­изой­дёт, когда Эдвин за­пол­ночь будет воз­вра­щать­ся в домик "над во­ро­та­ми", про­во­див Неви­ла. Джас­пе­ру, од­на­ко, надо где-то спря­тать­ся. Ведь в окру­ге шны­ря­ет этот мер­за­вец Де­пу­тат — еще уви­дит Джас­пе­ра, под­жи­да­ю­ще­го Эдви­на! По­это­му, во время "стран­ной экс­пе­ди­ции" Джас­пер кра­дет у Дердл­са ключ от скле­па Сапси и от­пи­ра­ет склеп, оста­вив его неза­пер­тым, а чтобы двер­ца не от­кры­лась сама собой, Джас­пер за­кли­ни­ва­ет её ще­поч­кой. За двер­цей скле­па Джас­пер и будет пря­тать­ся, под­жи­дая Эдви­на.

Во время Рож­де­ствен­ско­го обеда, от­лу­чив­шись из-за стола будто бы в туа­лет, Джас­пер вы­хо­дит в при­хо­жую, где на ко­мо­де сва­ле­на горой верх­няя одеж­да его го­стей (гар­де­роб­ные ве­шал­ки тогда еще не при­ду­ма­ли) и стоят в кор­зин­ке зонты и тро­сти Эдви­на и Неви­ла, ука­лы­ва­ет игол­кой себе палец и вы­дав­ли­ва­ет несколь­ко ка­пель крови на паль­то Неви­ла и на его тя­же­лую трость. Тём­ным ве­че­ром Невил ни­че­го не за­ме­тит, а утром его уже при­дут аре­сто­вы­вать. Если же он по­пы­та­ет­ся за­мыть пятна — что ж, еще лучше: уни­что­жал улики!

На эти пятна Джас­пер пер­вым делом ука­жет утром, когда Неви­ла схва­тят после драки с Джо. Никто не за­ме­тил, а Джас­пер уви­дел, гла­за­стый такой. Кровь на паль­то еще могла по­пасть из раз­би­той губы Джо, но палка не могла за­пят­нать­ся — Невил уда­рил ей лишь раз, ско­рее всего — по руке или плечу на­па­дав­ше­го (оде­то­го в паль­то), и кровь не могла еще по­пасть на палку. А после палка была вы­рва­на у Неви­ла и от­бро­ше­на в сто­ро­ну.

Итак, пока что Эдвин воз­вра­ща­ет­ся в тем­но­те домой, бо­рясь с вет­ром, при­крыв лицо от­во­ро­том во­рот­ни­ка и при­дер­жи­вая на го­ло­ве ци­линдр. Джас­пер, за­крыв лицо чер­ным шар­фом, вы­ска­ки­ва­ет из-за двери скле­па и бъет пле­мян­ни­ка чем-ни­будь тя­же­лым по го­ло­ве, пал­кой или кам­нем. Затем, осво­бо­див тело от часов и гал­стуч­ной за­кол­ки (эти улики он пла­ни­ру­ет позд­нее под­бро­сить Неви­лу) Джас­пер от­прав­ля­ет­ся домой — ждать, пока Эдви­на най­дут и при­дут со­об­щить о несча­стии. Тогда можно будет вско­чить якобы ото сна с кри­ком "Что слу­чи­лось?! Кто это сде­лал?!"

Но на­сту­па­ет утро, а никто не при­хо­дит. Джас­пер от­прав­ля­ет­ся сам "ис­кать Эдви­на", но тела нигде нет! (в этом ви­но­ват Дердлс, см. "План Джас­пе­ра") Джас­пер всё-та­ки пы­та­ет­ся сле­до­вать пер­во­на­чаль­но­му плану и бежит к дому ка­но­ни­ка, тре­бо­вать, чтобы его впу­сти­ли и дали обыс­кать ком­на­ту Неви­ла (надо ведь под­ки­нуть улики). Но улики ули­ка­ми, и, хотя Невил и аре­сто­ван, Джас­пе­ра не по­ки­да­ют со­мне­ния — а ну, как Эдвин выжил и те­перь скры­ва­ет­ся?! Вдруг он видел его, Джас­пе­ра, убе­га­ю­щим? И те­перь ждет толь­ко воз­мож­но­сти, чтобы за­явить на убий­цу-дя­дю?

В таком слу­чае, часы и за­кол­ка ста­но­вят­ся "слиш­ком го­ря­чи­ми" в руках Джас­пе­ра, и он спе­шит их вы­брость в реку.

Что ж, вполне, на мой взгляд, ре­аль­ный сце­на­рий, без осо­бых ро­ман­ти­че­ских из­ли­шеств. (Он никак, прав­да, не объ­яс­ня­ет об­мо­рок Джас­пе­ра)

Итак, Эдвин исчез — и Джас­пер ли­ша­ет­ся воз­мож­но­сти сни­мать со счета день­ги на со­дер­жа­ние Эдви­на. Пол­го­да Джас­пер про­ку­ри­ва­ет остав­ши­е­ся еще на руках сред­ства, а к осени на­сту­па­ет пол­ное без­де­не­жье. Тут уже и Роза с её 250 фун­та­ми ренты по­ка­жет­ся до­стой­ным ва­ри­ан­том — дру­гих-то вовсе нет! И Джас­пер идёт де­лать пред­ло­же­ние.

Нет, у меня есть, ко­неч­но, го­раз­до, го­раз­до более луч­ший сце­на­рий, объ­яс­ня­ю­щий и об­мо­рок, и всё на свете, но я его со­об­щу толь­ко Ладе и толь­ко пись­мом. ;-)


Лада: Да, ты ви­дишь, всё укла­ды­ва­ет­ся в те­че­ние ро­ма­на, ни­ка­ких край­них и неле­пых до­пу­ще­ний, всё до­воль­но ло­гич­но. По край­ней мере, и объ­яс­не­ние крику год назад у меня тоже на­шлось. Джон тра­тил, думая, что всё равно умрёт; мёрт­вые сраму не имут — что там будет, трава не расти. Но при­ш­ла пора пла­тить по сче­там... Об­мо­рок и сцена у пе­соч­ных часов от­но­сят­ся к ро­ман­ти­че­ской со­став­ля­ю­щей. По-мо­е­му, хоть ве­ду­щей роли она не иг­ра­ет, но имеет место быть. Чего до­би­вал­ся Джон своим объ­яс­не­ни­ем? Чего до­бил­ся? По­че­му для Бр­эд­ли Хэд­сто­на свет кли­ном со­шёл­ся на Лиззи Хэк­сем? Ведь по нему взды­ха­ла хо­ро­шень­кая учи­тель­ни­ца... А Лиззи "учи­те­ля" бо­я­лась, как и Роза — Джона. Всё-та­ки Джон — на­ту­ра ар­ти­сти­че­ская, эмо­ци­о­наль­ная... Рас­счёт рас­счё­том, но я стою на своей дет­ской идее — Роза ему ка­жет­ся такой же его соб­ствен­но­стью, как и со­сто­я­ние Эдви­на. Он при­вык им рас­по­ря­жать­ся; он хочет, выжив, по­лу­чить всё.


Свен Карстен: Мне еще ду­ма­ет­ся, что вер­ность или лож­ность тео­рии надо, кроме всего про­че­го, про­ве­рять на пош­лость. Даже не в смыс­ле "плос­ко­сти шуток", а "плос­ко­сти по­ступ­ков". То есть, пер­со­наж в своих по­ступ­ках не дол­жен вы­гля­деть кло­уном. А со­бор­ный ре­гент с тач­кой из­вест­ки — это вы­гля­дит сме­хо­твор­но. Это был бы не ро­ман­ти­че­ский герой.

Был ка­кой-то очень милый шта­тов­ский фан­та­сти­че­ский фильм, как ари­сто­крат из 18-го века попал (с по­мо­щью при­род­но­го вре­мен­но­го пор­та­ла, рас­по­ло­жен­но­го де­ся­тью мет­ра­ми выше ав­то­мо­биль­но­го по­лот­на Бруклин­ско­го моста) в наше время. Здесь он по­зна­ко­мил­ся с милой де­вуш­кой, ко­то­рая была оча­ро­ва­на его при­род­ной ры­цар­ствен­но­стью. Де­вуш­ка ра­бо­та­ла (что для него уже было неле­по­стью), и он взял­ся днем вы­гу­ли­вать её со­бач­ку. Со­бач­ка, по­нят­но, на­пач­ка­ла на улице. По­яви­лась негри­тян­ка-по­ли­тес­са и по­тре­бо­ва­ла, чтобы он по­до­брал за со­бач­кой. Этому ари­сто­кра­ту сдер­жать­ся сто­и­ло мно­го­го.

— Ни­ко­гда, — ска­зал он веско, — ни­ко­гда бла­го­род­ный джен­тель­мен не будет под­би­рать со­ба­чье дерь­мо.

Так она ему даже штраф не вы­пи­са­ла, так это было ска­за­но.

Ни­ко­гда Джас­пер не будет бе­гать с тач­кой. Ему вос­пи­та­ние не поз­во­лит. Он и в шляпу и курт­ку пе­ре­оде­вал­ся толь­ко по­то­му, что ци­линдр и сюр­тук не под­хо­дят к бу­тыл­ке ко­нья­ку и питью из гор­лыш­ка.

Я даже не уве­рен, что Джас­пер во­ру­ет из на­след­ства Эдви­на. Год­ф­ри Эб­лу­айт был вор и лжец во всём, для него взять акции и взять Лун­ный Ка­мень было плё­вое дело. Че­ло­век без со­ве­сти. Но Джас­пер не дошел еще до сте­пе­ни мо­раль­но­го па­де­ния Эб­лу­ай­та. Дру­гой ха­рак­тер.

Джас­пер — де­мо­ни­че­ская лич­ность. А де­мо­ны "по кар­ма­нам не тырят".

Я по­ни­маю, что меня мо­та­ет из одной край­но­сти в дру­гую. Но вот так мне ка­жет­ся — сей­час.

И кста­ти, если Джас­пер пы­тал­ся по­кон­чить с собой, сбро­сив­шись с вы­со­ты, то это удоб­нее де­лать внут­ри со­бо­ра. Если он будет кри­чать на башне, то, как му­эд­зин, пе­ре­бу­дит весь город. А вот если он хотел спрыг­нуть с га­ле­реи над ал­та­рем (почти как в филь­ме ВВС), то крик внут­ри церк­ви услы­шит толь­ко Дердлс. Там такие стены...


Лада: Ты за­бы­ва­ешь — он нар­ко­ман. Ч.Д. ни­ко­гда не писал про­сто так — он все­гда на­зи­дал и на­став­лял. И если Кол­линз по­до­шёл к во­про­су упо­треб­ле­ния опи­ума снис­хо­ди­тель­но, то Ч.Д. решил об­ли­чить и за­клей­мить, сцены в при­тоне об этом ясно го­во­рят. Он, как мне ка­жет­ся, хотел по­ка­зать мо­раль­ную де­гра­да­цию и рас­пад лич­но­сти твор­че­ской и неор­ди­нар­ной, пр­над­ле­жа­щей от­нюдь не к "низам" об­ще­ства. Да, сам Джон счи­та­ет, что он — де­мон и упи­ва­ет­ся своей вла­стью. А на самом деле, он — про­сто жал­кий нар­ко­ман, вор и убий­ца.