Свен Карстен: Комментарии к лекции Дмитрия Быкова

По личной просьбе Дмитрия Львовича я составил список некорректностей в тексте лекции.


4:01 "Главу, ма­те­ри­а­лы ко­то­рой ча­стич­но ис­поль­зо­ва­ны в пятом [выпуске], и боль­ше ни­че­го."

Как?! А най­де­нный Фор­сте­ром "Sapsea's fragment"?

5:10 "Аникст ... на­звал её един­ствен­ной уда­чей со­вет­ско­го те­ле­ви­де­ния"

Аникст на­звал её "бес­спор­ной" и "прин­ци­пи­аль­ной" уда­чей. На­звать её "един­ствен­ной уда­чей" Аникс­ту никто в 1980-м году не поз­во­лил бы.

6:51 "Лон­дон­ской окра­ин­ной [ку­риль­ней опи­ума]"

Кор­ну­олл Роуд рас­по­ло­же­на возле вок­за­ла Ва­тер­лоо, это центр го­ро­да.

7:12 "Где он [Джаспер] слу­жит ка­но­ни­ком, му­зы­каль­ным ру­ко­во­ди­те­лем хора, ор­га­ни­стом"

Ка­но­ни­ком (т.е. свя­щен­ни­ком) слу­жит Кри­спаркл. Джас­пер слу­жит ре­ген­том, то есть, дей­стви­тель­но, му­зы­каль­ным ру­ко­во­ди­те­лем хора, можно ска­зать, ди­ри­же­ром. Ор­га­ни­стом Джас­пер тоже не ра­бо­та­ет, хотя далее по тек­сту лек­ции Джас­пер всюду на­зы­ва­ет­ся ор­га­ни­стом.

"При­хо­дит в по­ло­жен­ное время ор­га­нист и с ним маль­чи­ки, его под­руч­ные ... Спе­шат в риз­ни­цу пев­чие ... их ве­ре­ни­цу воз­глав­ля­ет Джон Джас­пер."

8:40 "Пле­мян­ник этот млад­ше его всего тре­мя-че­ты­ре­мя го­да­ми, Джас­пе­ру 26, Эдви­ну Друду где-то года 22."

Эдви­ну парой ме­ся­цев боль­ше два­дца­ти лет, и это прин­ци­пи­аль­но, так как он еще не до­стиг со­вер­шен­но­ле­тия. До этой даты Джас­пер его опе­кун и, сле­до­ва­тель­но, рас­по­ря­жа­ет­ся фи­нан­са­ми Эдви­на.

9:16 "Джас­пер-ор­га­нист"

Вздра­ги­ва­ем в оче­ред­ной раз.

9:22 "Во время этих уро­ков ... она на­чи­на­ет ры­дать"

Роза ры­да­ет не во время уро­ков му­зы­ки, а на ве­че­ре в доме ка­но­ни­ка.

9:53 "Некие ос­но­ва­ния, мы их не знаем, за Джас­пе­ром сле­дить и его нена­ви­деть"

Мы их знаем: Грюд­жи­ус сле­дит за Джас­пе­ром (из окна) во время слеж­ки того за Неви­лом, а нена­ви­дит его за мат­ри­мо­ни­аль­ные по­полз­но­ве­ния в сто­ро­ну Розы. Но и это уже в 17-23 главе, а мы пока и до ше­стой не до­бра­лись. Пока еще Грюд­жи­ус к Джас­пе­ру от­но­сит­ся вполне по-то­ва­ри­ще­ски, как один опе­кун к дру­го­му:

— Так и я это по­ни­маю, — под­твер­дил ми­стер Грюд­жи­ус, по­жи­мая ему на про­ща­ние руку.

10:17 "неред­ко пе­ре­оде­ва­лась в маль­чи­ше­ское пла­тье, это под­чер­ки­ва­ет­ся несколь­ко раз"

Елена пе­ре­оде­ва­лась в маль­чи­ше­ское пла­тье все­гда, все че­ты­ре раза, и об этом го­во­рит­ся лишь од­но­крат­но.

К слову, имен­но в Индии с пе­ре­оде­ва­ни­ем в маль­чи­ка есть опре­де­лен­ная тон­кость: наряд маль­чи­ка — это кусок ткани, обёр­ну­тый во­круг бедер и по­до­ткну­тый на­по­до­бие шта­нов. И всё. То есть, то­плесс. Неуди­ви­тель­но, что с три­на­дца­ти лет Елена пе­ре­ста­ла "пе­ре­оде­вать­ся маль­чи­ком".

10:58 "после этого их та­ин­ствен­но при­ми­ри­ли"

Ни­ка­кой тайны тут нет — их НЕ при­ми­ри­ли, хотя и пы­та­лись. Их при­ми­ре­ние про­изо­шло лишь в Со­чель­ник.

11:15 "Ста­ру­ха, ко­то­рую на­зы­ва­ют мис­сис Ку­рил­ка"

Ста­ру­ха весь роман пре­крас­но об­хо­дит­ся без имени, один лишь маль­чиш­ка Де­пу­тат на­зы­ва­ет её "Прин­цес­са Ку­рил­ка", боль­ше никто.

11:19 "Встре­ча­ет Эдви­на Друда на вок­за­ле и про­сит по­хо­дить с ней по го­ро­ду, по­ка­зать ей город"

Это Эдвин Друд встре­ча­ет ста­ру­ху в быв­шем мо­на­стыр­ском ви­но­град­ни­ке (ныне пу­стырь), си­дя­щей прямо на земле у бо­ко­вой ка­лит­ки. Ста­ру­ха не вы­да­ёт себя за ту­рист­ку, и вок­за­ла в Клой­стерг­эме нет.

12:15 "Тучи бу­ду­щей бури и уда­ря­ет мрач­ный бес­при­ют­ный дождь над Кло­стер­хай­мом"

Очень рас­про­стра­нен­ная ошиб­ка. Дождя во­об­ще не было, толь­ко силь­ней­ший ветер. Да и по­ду­май­те еще, что стало бы с кучей нега­ше­ной из­ве­сти во время дождя?

"Тьма и смя­те­ние еще уси­ли­ва­ют­ся тем, что в воз­ду­хе летит пыль, взвих­рен­ная с земли, сухие ветки с де­ре­вьев и ка­кие-то боль­шие рва­ные лос­ку­ты с гра­чи­ных гнезд на башне."

Ну, если летит пыль, то ни­ка­ко­го дождя нет, не так ли?

12:43 "... от­ве­ча­ет ста­ру­ха, са­дит­ся на поезд и от­бы­ва­ет в Лон­дон"

Ста­ру­ха ез­ди­ла ди­ли­жан­сом, и в тот раз ночевала в Клойстергэме. Же­лез­но­до­рож­ная линия про­хо­ди­ла ки­ло­мет­рах в де­ся­ти от Клой­стерг­э­ма, вок­за­ла в го­ро­де не было, а по­ка-еще-не-мэр Сапси клял­ся, что и не будет.

"В те дни в Клой­стерг­эме не было же­лез­но­до­рож­ной стан­ции — а ми­стер Сапси утвер­ждал, что и ни­ко­гда не будет."

12:54 "Но есть тут еще одна сцена, ко­то­рая будет, по­жа­луй, по­страш­ней. Сцена эта раз­во­ра­чи­ва­ет­ся во время встре­чи у мэра го­ро­да, есть там такой Клап­си"

Сапси, и во время этой встре­чи он пока еще не мэр, а толь­ко "аук­ци­о­ни­ст, оцен­щи­к, зе­мель­ный аген­т". Мэром он ста­нет при­мер­но через месяц, 29 сен­тяб­ря. Ровно ни­че­го страш­но­го в ро­мане во время этой встре­чи не про­ис­хо­дит. Вот смеш­но­го — да, про­ис­хо­дит много чего.

13:10 "Ор­га­нист Джас­пер зна­ко­мит­ся со смот­ри­те­лем мест­но­го клад­би­ща, есть там такой Дёрдлс"

Джас­пер не ор­га­нист, а ре­гент, и Дердлс не смот­ри­тель мест­но­го клад­би­ща, а ка­ме­но­тес и под­ряд­чик по те­ку­ще­му ре­мон­ту. Смот­ри­те­лем, т.е. кон­тро­ли­ру­ю­щей инстан­ци­ей, он и быть не может — он ис­пол­ни­тель.

13:24 "Уди­ви­тель­ный этот пьян­чу­га видит стран­ные сны: ино­гда ему снят­ся при­зра­ки."

Нигде в книге Дердлс не го­во­рит, что видит во сне при­зра­ков.

13:32 "Я думаю, — го­во­рит он, — что кто чем за­ни­ма­ет­ся, тот то и видит во сне. На­при­мер, жокею снят­ся при­зра­ки ло­ша­дей и сбруи. А вот недав­но, ми­стер Джас­пер, мне при­снил­ся при­зрак крика. ... Прямо из под земли." Но в даль­ней­шие по­яс­не­ния он не вда­ёт­ся"

Уди­ви­тель­ная смесь из диа­ло­га Джас­пе­ра и Дердл­са (слу­чив­ше­го­ся тремя ме­ся­ца­ми позд­нее), це­ли­ком при­пи­сан­ная Дердл­су:

— А как вы ду­ма­е­те, ми­стер Джас­пер, толь­ко у людей бы­ва­ют при­зра­ки? А может, бы­ва­ют при­зра­ки вещей?
— Каких вещей? Гря­док и леек? Ло­ша­дей и сбруи?
<...>
— Да нет — воплей. Сей­час я вам рас­ска­жу. <...> А тут я за­снул. И что же меня раз­бу­ди­ло? При­зрак вопля. Ох, и страш­ный же был вопль, не при­ве­ди гос­по­ди, а после еще был при­зрак со­ба­чье­го воя. Эта­кий уны­лый, жа­лоб­ный вой, вроде как когда со­ба­ка воет к по­кой­ни­ку. 

За­ме­тим, что крик Дердл­су не при­снил­ся, на­о­бо­рот, он его раз­бу­дил. А по­сле­ду­ю­щий вой Дердлс слы­шал уже проснув­шись. Но так как кроме него крика и воя никто не слы­шал (а Дердлс рас­спра­ши­вал), он и решил, что крик был "при­зрач­ным".

14:14 "Более того, по звону соб­ствен­ных клю­чей (в тем­но­те!) он [Дердлс] может опре­де­лить, что же соб­ствен­но зве­нит, и какой ключ от ка­ко­го скле­па."

По мне­нию Уо­л­тер­са, Джас­пер (а не Дердлс) по звуку мог бы опре­де­лить, какой имен­но ключ яв­ля­ет­ся клю­чом от скле­па мис­сис Сапси. Дердл­су такое уме­ние ни к чему, т.к. а) он по ночам в склеп не ходит, б) у него есть фо­нарь, и т.д.

14:35 "Джас­пер под­па­и­ва­ет его чем-то из своей фля­жеч­ки ... и они от­прав­ля­ют­ся [пря­ми­ком от Сапси, судя по тек­сту лек­ции] ... в очень стран­ную экс­пе­ди­цию."

Это была не фля­жеч­ка, а вме­сти­тель­ная (пин­то­вая) опле­тен­ная лозой бу­тыл­ка. Между встре­чей у Сапси и "стран­ной экс­пе­ди­ци­ей" име­ет­ся вре­мен­ной про­ме­жу­ток в три ме­ся­ца.

14:50 "Стран­ная эта экс­пе­ди­ция пря­ми­ком к скле­пу, где по­ко­ит­ся су­пру­га мэра, ко­то­рую недав­но по­хо­ро­ни­ли. Даль­ше Дёрдлс нена­дол­го то ли за­бы­ва­ет­ся, то ли от­клю­ча­ет­ся, и снит­ся ему, что кто-то сни­ма­ет у него с пояса ключи и де­ла­ет с них слеп­ки."

Экс­пе­ди­ция была в крип­ту со­бо­ра, на башню со­бо­ра, но никак не к скле­пу Сапси, сто­я­ще­му сна­ру­жи со­бо­ра на клад­би­ще. Дердл­су сни­лось

"... что шаги за­ти­ха­ют где-то в без­днах вре­ме­ни и про­стран­ства, потом, что его тро­га­ют и что-то па­да­ет из его раз­жа­той руки. Это что-то звя­ка­ет при па­де­нии, и кто-то шарит во­круг; а потом Дердл­су снит­ся, что он долго лежит один — так долго, что све­то­вые до­рож­ки ме­ня­ют на­прав­ле­ние, от­то­го что луна пе­ре­дви­ну­лась в небе."

Про слеп­ки в книге не ска­за­но ни слова.

15:08 "Но когда он проснул­ся, про­шло со­всем немно­го вре­ме­ни"

Прошло полтора часа.

— Просну­лись, на­ко­нец? — спра­ши­ва­ет ми­стер Джас­пер, под­хо­дя к нему. — Зна­е­те ли вы, что ваша одна ми­нут­ка пре­вра­ти­лась в доб­рую сотню?

16:16 "Джас­пер-то, кста­ти, много раз при­слу­ши­вал­ся к бреду опи­ум­ных ку­риль­щи­ков и ра­дост­но убеж­дал­ся, что ни­че­го нель­зя по­нять."

Один раз в пер­вой главе. И при­слу­ши­вал­ся он к бреду ин­дий­ца-лас­ка­ра и ки­тай­ца. И ни­че­го не по­ни­ма­ет, так как не знает ни хинди, ни ки­тай­ско­го языка.

17:40 "Неза­дол­го до убий­ства на шее Джас­пе­ра по­явил­ся креп­кий шел­ко­вый шарф, ко­то­рый вско­ре после убий­ства та­ин­ствен­ным об­ра­зом исчез."

Шарф боль­ше не упо­ми­на­ет­ся в книге, это да. Брюки Джас­пе­ра тоже не упо­ми­на­ют­ся, но это же не озна­ча­ет, что они "та­ин­ствен­ным об­ра­зом ис­чез­ли".

18:10 "Джас­пер узна­ёт, что у входа в собор, у входа в скле­пы лежит боль­шая куча нега­ше­ной из­ве­сти."

Она лежит у ка­лит­ки при входе в Дердлс-ярд. Это да­ле­ко от со­бо­ра, т.к. во время "стран­ной экс­пе­ди­ции" Джас­пер и Дердлс про­хо­дят мимо го­сти­ни­цы, мимо дома ка­но­ни­ка, через ви­но­град­ни­ки, и до­ро­га за­ни­ма­ет у них из­ряд­ное время.

18:25 "Всё она может сжечь, — го­во­рит Дердлс. — Од­но­го она толь­ко не сжи­га­ет — ме­тал­ла и, в осо­бен­но­сти, зо­ло­та."

Про устой­чи­вость ме­тал­лов к ще­лоч­ным свой­ствам из­ве­сти го­во­рил не Дердлс, а Фор­стер, пе­ре­да­вая по па­мя­ти текст пись­ма Дик­кен­са от 6 ав­гу­ста 1869 года:

"The story," adds Forster, "I learnt immediately afterward was to be that of the murder of a nephew by his uncle, the originality of which was to consist in the review of the murderer's career by himself at the close, when its temptations were to be dwelt upon as if, not the culprit, but some other man were the tempted.... The last chapters were to be written in the condemned cell, to which his wickedness, all elaborately elicited from him as if told of another, had brought him. Discovery of the murderer, of the utter uselessness of the murder for its object, was to follow hard upon the commission of the deed; but all discovery of the murder was to be baffled till towards the close, when by means of a gold ring, which had resisted the corrosive effects of lime into which he had thrown the body, not only the person murdered was to be identified, but the locality of the crime, and the man who committed it."

18:40 "Мы узна­ём, что у Эдви­на Друда есть две дра­го­цен­но­сти: бу­лав­ка от гал­сту­ка и... ээ... брошь. И всё это он носит с собой."

Не брошь, а кар­ман­ные часы с гра­ви­ров­кой "Э.Д." на них и це­поч­кой.

18:48 "Но есть тре­тья дра­го­цен­ность, о ко­то­рой Джас­пер не знает. Это коль­цо, ко­то­рое по­да­рил ему [Эдви­ну] Грюд­жи­ус"

Грюд­жи­ус не по­да­рил коль­цо, а пе­ре­дал (вы­пол­няя волю за­ве­ща­те­ля, отца Розы) с опре­де­лен­ной целью: от­дать его Розе, как под­твер­жда­ю­щее по­молв­ку. Если бы Эдвин от­ка­зал­ся от своих на­ме­ре­ний, коль­цо долж­но было бы вер­нуть­ся Грюд­жи­усу. То есть, ни­ка­кой не по­да­рок.

19:15 "Ка­но­ник Кри­спаркл, ныряя, на­хо­дит брошь и за­кол­ку от гал­сту­ка."

Кри­спаркл на­хо­дит кар­ман­ные часы Эдви­на, за­це­пив­ши­е­ся це­поч­кой за одну из свай пло­ти­ны.

19:30 "Коль­цо (до­ду­мы­ва­ем мы за Джас­пе­ра) не разъ­ела нега­ше­ная из­весть"

То есть, мы до­ду­мы­ва­ем, что Джас­пер до этого до­ду­ма­ет­ся. A до того додумался до этого Форстер. Ну-ну.

19:47 "Джас­пер во время му­зы­каль­но­го урока те­ря­ет са­мо­об­ла­да­ние и вдруг на­чи­на­ет го­во­рить Розе Бат­тон: "Я любил тебя до безу­мия!.." ... "Буду лю­бить тебя вечно и пре­сле­до­вать до самой смер­ти!"

Эта одна из клю­че­вых сцен ро­ма­на про­ис­хо­дит не во время урока му­зы­ки (Джас­пер с Розой к мо­мен­ту объ­яс­не­ния уже пол­го­да как уро­ка­ми пения не за­ни­ма­ет­ся), а в пер­вый день лет­них ка­ни­кул, в саду школы, у сол­неч­ных часов. Со­от­вет­ству­ю­щая глава так и на­зы­ва­ет­ся — "Тень на сол­неч­ных часах".

19:42 "После этого Джас­пер вдруг вновь при­об­ре­та­ет са­мо­об­ла­да­ние."

Джас­пер са­мо­об­ла­да­ния и не терял, пол­но­стью кон­тро­ли­руя свой внеш­ний вид:

"Его слова от­вра­ти­тель­ны ей сами по себе, но раз­ни­ца между стра­стью в его гла­зах и го­ло­се и на­ро­чи­тым спо­кой­стви­ем его позы де­ла­ет их еще более от­вра­ти­тель­ны­ми."

20:52 "В Кло­стер­гей­ме по­яв­ля­ет­ся по­жи­лой, как ска­за­но там, боль­ше­го­ло­вый джен­тель­мен, се­до­во­ло­сый, с чер­ны­ми бро­вя­ми (что по­сто­ян­но под­чер­ки­ва­ет­ся)"

Ровно нигде не ска­за­но, что Дэ­че­ри был по­жи­лой. Это прин­ци­пи­аль­но, так как имен­но во­круг этого было много спо­ров. От этого за­ви­сит, может ли Дэ­че­ри быть Еле­ной, Эдви­ном, Розой, Тар­та­ром или Неви­лом без грима.

Се­до­во­ло­сый Дэ­че­ри толь­ко в рус­ском пе­ре­во­де. В ори­ги­на­ле его во­ло­сы белые или серые (gray).

Чер­ные брови упо­мя­ну­ты один раз.

21:10 "А когда здо­ро­ва­ет­ся со встреч­ны­ми — при­ка­са­ет­ся к своей ше­ве­лю­ре."

Когда Дэ­че­ри здо­ро­ва­ет­ся, он "де­ла­ет ножку". При­ка­са­ет­ся к ше­ве­лю­ре он лишь од­на­ж­ды, от­нюдь не здо­ро­ва­ясь:

Все это время ми­стер Дэ­че­ри шел, держа шляпу под мыш­кой, и ветер невоз­бран­но тре­пал его седые во­ло­сы. Ка­за­лось, он со­всем забыл, что ее снял, так как, когда ми­стер Сапси до нее до­тро­нул­ся, ми­стер Дэ­че­ри ма­ши­наль­но под­нял руку к го­ло­ве, слов­но думал найти там дру­гую шляпу.

21:16 "Парик, парик! — ра­дост­но кри­чит чи­та­тель. // Ну, ра­зу­ме­ет­ся! — ра­дост­но от­ве­ча­ет автор."

По­ка­жи­те мне это место в книге, по­жа­луй­ста!

21:30 "Но всё как-то ме­лочь, — го­во­рит он [Дэ­че­ри], глядя на его [Джас­пе­ра] окно, го­ря­щее как ру­би­но­вый маяк над го­ро­дом. — Нече­го предъ­явить... в упла­ту долга."

На­о­бо­рот, нече­го "предъ­явить долж­ни­ку". Пла­тить будет не Дэ­че­ри, а кто-то дру­гой ему. И про­из­но­сит эти слова Дэ­че­ри, глядя на двер­цу бу­фе­та.

21:52 "Ста­вит ме­ло­вые чер­точ­ки на двер­це бу­фе­та. Вот с одним по­го­во­рил, что-то узнал, с Розой по­го­во­рил, с Грюд­жи­усом — по­ста­вил чер­точ­ку."

Ни с Розой, ни с Грюд­жи­усом Дэ­че­ри не встре­чал­ся.

23:00 "Под лич­ным его ру­ко­вод­ством ху­дож­ник ри­со­вал... ху­дож­ник был пре­ра­фа­элист, Дик­кенс пре­ра­фа­эли­стов тер­петь не мог, но вот с этим кон­крет­но по­дру­жил­ся. По­дру­жил их общий при­я­тель, за­ме­ча­тель­ный тоже ху­дож­ник Джон Милле. И вот как раз Джону Милле он мно­гое рас­ска­зы­вал. Го­во­рил, что не надо в одеж­де Джас­пе­ра ри­со­вать шарф. Это не важно, го­во­рил он, и крас­нел, как че­ло­век, ко­то­ро­го пой­ма­ли на важ­ной де­та­ли."

Взято от­сю­да: http://lib.rtg.su/memor/18/155.html

Рас­ска­зы­вал Дик­кенс не Джону Милле, а Люку Фил­дсу, ко­то­рый и ил­лю­стри­ро­вал книгу. При­чем, Дик­кенс осо­бен­но на­ста­и­вал, чтобы Джас­пе­ру на­ри­со­ва­ли чер­ный шарф, т.к. это важно для сю­же­та.

23:30 "Ху­дож­ник этот, при­хо­див­ший­ся, кста­ти, Уилки Кол­лин­зу дво­ю­род­ным бра­том ..."

Бра­том (род­ным) Уилки Кол­лин­зу при­хо­дил­ся не Люк Филдс, а дру­гой ил­лю­стра­тор Дик­кен­са — Чарльз Кол­линз.

24:10 "Ки­та­ец, ку­ря­щий опиум, ко­то­рый сидит на­про­тив ста­ру­хи, и ко­то­рый так и не успел по­явить­ся. Он мельк­нул пару раз в ку­рильне и исчез."

На­про­тив ста­ру­хи сидит Джек-ки­та­ец, кон­ку­рент ста­ру­хи в тор­гов­ле опи­умом. У него Джас­пер, пред­по­ло­жи­тель­но, купил го­до­вой запас опи­ума. Ки­та­ец же из пер­вой главы — просто безы­мян­ный ки­та­ец-опи­о­ман. Тоже ки­та­ец, но дру­гой.

24:43 "Она [ко­ро­ле­ва] по­жа­ло­ва­ла его [Дик­кен­са] ти­ту­лом"

Не было этого. См. http://lib.rtg.su/memor/18/155.html

25:10 "Об­ду­мы­ва­ла с Диз­ра­эли ка­кую-ни­будь козню про­тив нас с вами"

Если и обдумывала, то — с Глад­сто­ном. Дизраэли уже не был премьер-министром.

25:40 "Вто­рая об­молв­ка Дик­кен­са, в одном из писем, что зо­ло­тое коль­цо изоб­ли­чит пре­ступ­ни­ка"

Не до­ка­за­но. Пись­мо не со­хра­ни­лось, и есть мне­ние, что Фор­стер неко­то­рые де­та­ли до­ду­мал сам. По­сколь­ку Фор­стер знает дату пись­ма, но са­мо­го пись­ма не имеет.

26:07 "Ну, тут нужно добавить, что уж этому-то своему сыну Диккенс уж точно правды бы не сказал, ибо считал его балбесом"

Балбесом Диккенс считал своего младшего сына Плорна, бывшего в тот момент в Австралии, а тут речь идет о старшем сыне Чарльзе, который работал заместителем редактора журнала "Круглый Год" и балбесом не был.

26:50 "Но самый глав­ный страх Дик­кен­са — это ви­де­ние, ко­то­рое он ..."

Далее лек­тор из­ла­га­ет кусок из ро­ма­на Дэна Сим­мон­са "Друд, или Че­ло­век в чер­ном". Ви­де­ния имели место в жизни Дик­кен­са, от­кры­то опи­сы­ва­лись самим Дик­кен­сом, но "чер­ный че­ло­век Друд" нигде не фи­гу­ри­ро­вал.

27:00 "Ехал он со своей лю­бов­ни­цей, что, соб­ствен­но, не осо­бен­но-то и скры­вал..."

Дик­кенс не то что "не скры­вал", он ярост­но от­ри­цал свою связь с Эллен Тер­нан. Дело до­хо­ди­ло даже до от­кры­тых писем в га­зе­ту на тему "эти две до­ро­гие мне жен­щи­ны так же чисты и невин­ны, как мои до­че­ри". Все "раз­об­ла­че­ния" связи Дик­кен­са и Тер­нан от­но­сят­ся к "скан­даль­ным книж­кам" 1930-х годов. Их бес­поч­вен­ность хо­ро­шо разо­бра­на в ста­тье "Дик­кенс и сплет­ни­ки" Эд­вар­да Ва­генк­нех­та.

27:05 "С Эллен Тер­нан и спи­са­на Елена Ланд­лесс"

Осо­бен­но внеш­ность:

"very dark, and very rich in colour; she of al­most the gipsy type"

27:14 "[Эллен Тер­нан] лю­би­ла маль­чи­ком пе­ре­оде­вать­ся"

Ров­ным сче­том ни­че­го не из­вест­но о такой осо­бен­но­сти Эллен Тер­нан.

27:20 "В мо­мент ро­ма­на ей два­дцать"

Во­сем­на­дцать.

29:02 "[Во время ка­та­сто­фы] ему явил­ся сюжет Тайны Эдви­на Друда. Он уви­дел чер­но­го че­ло­ве­ка, хо­див­ше­го среди мерт­ве­цов. ... Он на­зы­вал­ся Друд."

Со­вер­шен­но точно из­вест­но, когда имен­но Дик­кенс впер­вые при­ду­мал это имя. Это про­изо­шло 20-го ав­гу­ста 1869 года. Дик­кенс под­би­рал бу­ду­ще­му герою имя, отбраковывая ва­ри­ан­ты: Майкл Освальд, Гил­берт Аль­фред, Джеймс Уэйк­филд, Эдвин Бруд. Сюжет при­шел Дик­кен­су в го­ло­ву тоже в конце лета 1969-го года во время прав­ки по­ве­сти Ро­бер­та Лит­то­на "Ис­чез­но­ве­ние Джона Аклан­да".

30:15 "Аме­ри­кан­ский ва­ри­ант, в ко­то­ром Джас­пер изоб­ли­чал сам себя с по­мо­щью гу­ман­но­го пра­во­су­дия"

В "ва­ри­ан­те Мор­фор­да" Джас­пер уку­ри­ва­ет­ся до смер­ти опи­умом, а в "ва­ри­ан­те Джейм­са" по­па­да­ет в су­ма­сшед­ший дом. И где тут "гу­ман­ное пра­во­су­дие"?

30:50 "Дик Дэ­че­ри хо­ро­шо знает Кло­стер­хайм, но это скры­ва­ет"

Ви­ди­мо, даже от са­мо­го себя, т.к. в Клой­стерг­эме он пер­вым делом за­блу­дил­ся:

По­кон­чив с обе­дом и по­лу­чив со­от­вет­ствен­ные ука­за­ния, он от­пра­вил­ся в путь. Но «Епи­скоп­ский Посох» был так нелю­ди­мо рас­по­ло­жен, а ука­за­ния офи­ци­ан­та так по­дроб­ны, что ми­стер Дэ­че­ри вско­ре их пе­ре­за­был и по­те­рял на­прав­ле­ние. <...> После дол­гих ски­та­ний, окон­ча­тель­но за­хо­ло­нув и духом и телом, он очу­тил­ся на краю клад­би­ща.

30:55 "Дэ­че­ри не может быть Грюд­жи­усом, там, по ряду при­чин. Во-пер­вых, они с Грюд­жи­усом там пе­ре­се­ка­ют­ся ..."

Дэ­че­ри с Грюд­жи­усом не встре­чал­ся.

31:05 "Грюд­жи­ус тол­стый ... по­даг­ри­че­ский ..."

"Он был до того сух и тощ, что ка­за­лось, если его смо­лоть на мель­ни­це, от него оста­нет­ся толь­ко гор­сточ­ка су­хо­го ню­ха­тель­но­го та­ба­ку."

О по­даг­ре Грюд­жи­уса ни­че­го не из­вест­но. 

31:30 "Я упу­стил в пе­ре­ска­зе один, может быть, не столь уж важ­ный эпи­зод..."

А имен­но, ударную сцену романа — об­мо­рок Джас­пе­ра.

31:48 "Грюд­жи­ус со­об­ща­ет Джас­пе­ру, что по­молв­ка Эдви­на и Розы рас­торг­ну­та, и ему уже ни­че­го не ме­ша­ет..."

Вам уже ничто не ме­ша­ет, — со­об­ща­ет Джас­пе­ру Грюд­жи­ус, — кру­тить амуры с моей Ро­зоч­кой...

32:08 "Мерт­вец вы­сле­жи­ва­ет" — эта фа­бу­ла у Дик­кен­са уже была, в по­ве­сти, ко­то­рая так и на­зы­ва­ет­ся."

"Мерт­вец вы­сле­жи­ва­ет" — так на­зы­ва­ет­ся книга Пр­ок­то­ра. Од­но­имен­ной по­ве­сти Дик­кен­са не существует.

Уолтерс: "Действительно, Диккенс не раз заставлял мнимоубитого самолично преследовать своего мнимого убийцу. Тому есть разительные примеры. Тотчас вспоминается Джон Рокемит в "Нашем общем друге", хотя в данном случае Диккенс вовсе не делал из этого тайны, наоборот, "всеми силами старался подсказать разгадку". Более отчетливо дана аналогичная ситуация в высокодраматической повести "Пойман с поличным", написанной уже совсем в духе "Эдвина Друда": там Мелтэм неусыпно следит за своим врагом, когда тот бодрствует и когда спит, и таким образом "похищает все тайны его жизни"."

33:15 "Кроме того у неё [Елены] низ­кий груд­ной голос"

Это ин­си­ну­а­ции Уо­л­тер­са. В ро­мане об осо­бен­но­стях го­ло­са Елены не го­во­рит­ся.

33:32 "В при­сут­ствии Джас­пе­ра Елена Ланд­лесс про­из­но­сит един­ствен­ную фразу ... Там речь идет о пу­те­ше­ствии на клад­би­ще ночью: ... Ни при каких об­сто­я­тель­ствах!"

Там го­во­рит­ся не о клад­би­ще, а о стра­хе Розы петь перед пуб­ли­кой:

— Киска не при­вык­ла петь перед чу­жи­ми — вот в чем все дело, — ска­зал Эдвин Друд. — Раз­нерв­ни­ча­лась, ну и оро­бе­ла. Да и то ска­зать, — ты, Джек, такой стро­гий учи­тель и так много тре­бу­ешь от своих уче­ни­ков, что, по-мо­е­му, она тебя бо­ит­ся. Не уди­ви­тель­но!
— Не уди­ви­тель­но, — от­клик­ну­лась Елена.
— Ну вот, слы­шишь, Джек? По­жа­луй, при таких же об­сто­я­тель­ствах и вы бы его ис­пу­га­лись, мисс Ланд­лес?
— Нет. Ни при каких об­сто­я­тель­ствах, — от­ве­ча­ла Елена.

То есть уже две фразы. И чуть ранее:

Одним быст­рым гиб­ким дви­же­ни­ем Елена под­хва­ти­ла хруп­кую кра­са­ви­цу и уло­жи­ла ее на диван. Потом <...> ска­за­ла:
— Это ни­че­го! Это уже про­шло! Не го­во­ри­те с ней ми­нут­ку, она сей­час опра­вит­ся!

И еще ранее:

Мо­ло­дежь — все чет­ве­ро — еди­но­душ­но по­ка­за­ли, что со­бор­ные часы от­зво­ни­ли уже три чет­вер­ти (тогда как на самом деле они про­би­ли толь­ко одну).

То есть, много боль­ше, чем одна фраза.

34:15 "Дик­кенс, при­сту­пая к ро­ма­ну, го­во­рил: У меня есть для него новая, ве­ли­ко­леп­ная идея, ко­то­рая по­сра­мит всех, кто го­во­рит, будто я не умею стро­ить сюжет."

Дик­кенс: «Очень лю­бо­пыт­ная и новая идея, ко­то­рую нелег­ко будет раз­га­дать … бо­га­тая, но труд­ная для во­пло­ще­ния».

Уо­л­терс: «И в нем [как я думаю] за­ро­ди­лась мысль — по­ка­зать, что он тоже может креп­ко по­стро­ить сюжет, по-но­во­му, ори­ги­наль­но и так, что ни­ко­му не удаст­ся преду­га­дать его раз­ви­тие».

35:18 "Во время од­но­го из бес­ко­неч­но скуч­ных раз­го­во­ров с Розой Эдвин Друд рас­ска­зы­ва­ет: А зна­ешь, был такой ис­сле­до­ва­тель пи­ра­мид Бель­цо­ни, так вот, он ока­зал­ся за­му­ро­ван­ным в пи­ра­ми­де и чуть не по­те­рял там со­зна­ние среди вся­ко­го му­со­ра и дерь­ма, и вот его чудом вы­та­щи­ли, та­щи­ли за ноги, он был без со­зна­ния... // А зачем ты мне всё это рас­ска­зы­ва­ешь? — го­во­рит Роза. — Ты же не со­би­ра­ешь­ся за­му­ро­вы­вать­ся в мо­ги­ле?! И какое мне дело до тво­е­го Бель­цо­ни?"

Это говорил не Эдвин, а Роза:

— Ох, ты бы по­слу­шал, как мисс Твин­кл­тон про них дол­до­нит, — Роза ки­ва­ет го­лов­кой <...> — тогда бы ты не спра­ши­вал! <...> А то еще был там Бель­цо­ни, или как его звали, — его за ноги вы­та­щи­ли из пи­ра­ми­ды, где он чуть не за­дох­ся от пыли и ле­ту­чих мышей. У нас все де­ви­цы го­во­рят, так ему и надо, и пусть бы ему было еще хуже, и жаль, что он со­всем там не уду­шил­ся!

37:95 "Идея рас­па­да лич­но­сти Джас­пе­ра и па­рал­лель­но — под­спуд­но иду­щая идея кри­стал­ли­за­ции, со­вер­шен­ство­ва­ния лич­но­сти Эдви­на Друда"

Это да, это было бы непло­хо, если бы не одно "но": если Дэ­че­ри — это Эдвин, то про­цесс кри­стал­ли­за­ции и со­вер­шен­ство­ва­ния лич­но­сти Друда про­ис­хо­дит пол­но­стью за кад­ром. Толь­ко что был раз­маз­ня Эдвин, мяг­кий как пепел — раз! — и вот уже ал­маз-Дэ­че­ри, го­то­вень­кий и аб­со­лют­но не из­ме­ня­ю­щий­ся.

А лич­ность Джас­пе­ра не рас­па­да­ет­ся — своё имя он не за­бы­ва­ет, зна­ко­мых узна­ёт, на ра­бо­ту не опаз­ды­ва­ет. Вот мо­раль­ное па­де­ние, дей­стви­тель­но, про­ис­хо­дит.

40:00 "Ходил он [Эдвин] в виде Дэ­че­ри рядом со всеми — и Джас­пер его видел, и Грюд­жи­ус видел, и Невил Ланд­лесс видел — и никто не по­ни­мал, что это он."

Опять-та­ки, Дэ­че­ри с Грюд­жи­усом и Неви­лом в из­вест­ной нам части ро­ма­на не встре­чал­ся.

41:48 "Роза Бат­тон иг­ра­ет с тремя детьми, на­зван­ны­ми в честь трёх глав­ных ге­ро­ев её жизни [Джас­пе­ра, Неви­ла и Эдви­на] ка­жет­ся мне тоже очень дик­кен­сов­ским. ... Это по-дик­кен­сов­ски, это кра­си­во, это уте­ши­тель­но и, вме­сте с тем, жутко."

Пред­ста­вить себе, чтобы Роза на­зва­ла сво­е­го сына в честь быв­ше­го же­ни­ха и почти брата — это еще можно. Чтобы она на­зва­ла вто­ро­го сво­е­го сына в честь Неви­ла — мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го ви­де­ла лишь один раз, и с ко­то­рым не пе­ре­ки­ну­лась и сло­вом, и ко­то­рый, воз­мож­но, был при­ча­стен к убий­ству её же­ни­ха, если не сам его убил — это уж вряд ли. А на­звать тре­тье­го в честь Джас­пе­ра, лжеца и убий­цы, ко­то­ро­го нена­ви­дит Розин един­ствен­ный за­щит­ник Грюд­жи­ус, ко­то­ро­го тер­петь не может луч­шая Ро­зи­на по­дру­га Елена, ко­то­рой, воз­мож­но, убъет еще и Неви­ла — это уж за гра­нью. Это не Дик­кенс, это гол­ли­вуд­ский тр­эш-хор­рор ка­кой-то.

52:05 "Тайну Эдви­на Друда" — я помню, в де­сять лет про­чел, очень пе­ре­пу­гал­ся, но на­все­гда за­пом­нил"

Что ж, "чистосердечное при­зна­ние смяг­ча­ет вину".