Свен Карстен: Комментарий к книге Дэвида Маддена

Сэр Дэвид Мад­ден, про­вед­ший, по­доб­но Дику Дэ­че­ри, более трид­ца­ти лет на ди­пло­ма­ти­че­ской служ­бе Её Ве­ли­че­ства, в 2011-м году обо­га­тил ми­ро­вую Дру­ди­а­ну весь­ма хо­ро­шим и аутен­тич­ным окон­ча­ни­ем ве­ли­ко­го ро­ма­на Дик­кен­са. Бу­дучи за­ра­нее уве­рен­ным, что ни­ко­му из рус­ско­языч­ных чи­та­те­лей на­ше­го сайта и в го­ло­ву не при­дёт по­ку­пать на Ама­зоне эк­зем­пляр книги Мад­де­на, я поз­во­лю себе не толь­ко про­ком­мен­ти­ро­вать на­ход­ки и ре­ше­ние тайны, сде­лан­ное сэром Дэ­ви­дом, но и ча­стич­но рас­крыть со­дер­жа­ние книги. По­сколь­ку, в об­суж­де­нии книги без неко­то­рых спой­ле­ров обой­тись было бы за­труд­ни­тель­но.

Сэр Дэвид про­дол­жил там, где Дик­кенс оста­но­вил­ся — на два­дцать тре­тьей главе. Но лю­бо­му перу тре­бу­ет­ся раз­гон, по­этому пер­вые две главы сво­е­го про­дол­же­ния автор по­жерт­во­вал на по­вто­ре­ние и осмыс­ле­ние через вос­при­я­тие пер­со­на­жей преды­ду­щих со­бы­тий ро­ма­на. Мисс Твин­кл­тон же и мадам Бил­ли­кин про­дол­жа­ют пи­ки­ро­вать­ся. Позд­нее Дэвид Мад­ден даст пре­ми­лое объ­яс­не­ние их вза­им­ной непри­яз­ни: ока­зы­ва­ет­ся, ко­гда-то, лет де­сять назад, Бил­ли­кин при­слу­жи­ва­ла в той школе, где Твин­кл­тон была одной из млад­ших пре­по­да­ва­тель­ниц. Позд­нее Бил­ли­кин, сты­дясь сво­е­го про­шло­го, все­гда рас­ска­зы­ва­ла, что она была в той школе уче­ни­цей, по­это­му те­перь она ис­пы­ты­ва­ет к Твин­кл­тон непри­язнь, как к пер­соне, ко­то­рая может раз­об­ла­чить её фан­та­зии одним своим сло­вом. Твин­кл­тон же, в свою оче­редь, не же­ла­ет вспо­ми­нать былое про­зя­ба­ние в млад­ших пре­по­да­ва­тель­ни­цах, и тоже стра­шит­ся, что Бил­ли­кин пу­стит­ся перед Розой в слиш­ком от­кро­вен­ные вос­по­ми­на­ния. За­шед­ше­му про­ве­дать вос­пи­тан­ни­цу Грюд­жи­усу при­хо­дит­ся га­сить раз­го­ра­ю­щий­ся скан­дал пред­ло­же­ни­ем по­се­тить еще раз Тар­та­ра — он очень кста­ти устра­и­ва­ет ве­че­рин­ку. Роза вся пун­цо­вая от сча­стья. Бед­ный Эдди! — вос­кли­ца­ет автор. — Бед­ный Невилл! И счаст­ли­вый, счаст­ли­вый Тар­тар!

Да, счаст­ли­вый Тар­тар, как и за­ве­щал ему Кри­спаркл, ча­стень­ко по­се­ща­ет несчаст­но­го Невил­ла, тем самым делая его еще несчаст­нее. Чем даль­ше, тем боль­ше Невилл на­по­ми­на­ет Пьеро, взды­ха­ю­ще­го о Маль­вине.

Дик Дэ­че­ри не гру­стит, а тру­дит­ся. Узнав у Де­пу­та­та лон­дон­ский адрес Ку­рил­ки (тот вы­ве­дал его, под­слу­шав, как Ку­рил­ка объ­яс­ня­ла од­но­му из по­сто­яль­цев го­сти­ни­цы, как тому до­брать­ся до опи­умо­ку­риль­ни, если за­хо­чет­ся по­ку­рить. Лучше бы в ре­ги­стра­ци­он­ную книгу за­гля­нул...) Дэ­че­ри от­прав­ля­ет­ся сни­мать с со­дер­жа­тель­ни­цы при­то­на по­ка­за­ния, чи­та­те­лям ро­ма­на уже и без того из­вест­ные. Но от этих рас­ска­зов он, как и чи­та­те­ли ро­ма­на, толь­ко при­хо­дит в глу­бо­кую за­дум­чи­вость.

Дэ­че­ри пишет Грюд­жи­усу пись­мо, а до­став­ля­ет его... клерк Ба­з­за­рд! Ве­ли­ко­леп­ная, по­нят­ная лишь ис­тин­ным дру­ди­стам иро­ния! Да, в книге Мад­де­на ин­ве­стиг­эй­тор Дэ­че­ри — со­вер­шен­но новый, не участ­во­вав­ший в сю­же­те ранее пер­со­наж: не Ба­з­за­рд, не Елена, и не Тар­тар. Дэ­че­ри, как мы узна­ем в конце книги, тоже юрист, друг Грюд­жи­уса, по прось­бе при­я­те­ля взяв­ший­ся за рас­сле­до­ва­ние.

В ро­мане Дик­кен­са Грюд­жи­ус по­до­зре­вал, что Джас­пер по­про­бу­ет на­стро­ить про­тив Невил­ла всех жиль­цов Степл-Ин­на, и в про­дол­же­нии Мад­де­на за­ко­но­мер­но про­ис­хо­дит имен­но это. При­врат­ник Степл-Ин­на некий Энд­комб от лица неиз­вест­но­го "Доб­ро­же­ла­те­ля" пе­ре­да­ёт лей­те­нан­ту Тар­та­ру совет: дер­жать­ся по­даль­ше от по­до­зре­ва­е­мо­го в убий­стве Ланд­лес­са. Сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми Тар­та­ра и слу­чив­ше­го­ся по­бли­зо­сти Кри­спарк­ла Энд­ком вы­ве­ден на чи­стую воду, по­буж­ден к рас­ка­я­нию и в знак про­ще­ния при­гла­шен на жи­тель­ство в Клой­стерг­эм, где ему даже обе­ща­на ра­бо­та. Раз "родив" Энд­ком­ба, автор вы­нуж­ден во­зить­ся с ним (и его се­мьёй) до са­мо­го конца книги. Позд­нее Мад­ден на­вя­жет Энд­ком­ба в по­мощ­ни­ки к Топу.

Дэ­че­ри вме­сте с Дердл­сом за­би­ра­ет­ся на башню со­бо­ра — но не для того, чтобы развлечься! Нет, его ин­те­ре­су­ют ключи от всех со­бор­ных две­рей, ключи, на ко­то­рых еще оста­лись следы воска — осо­бен­но на ключе от скле­па мисс­сис Сапси. Поняв, что где-то есть дуб­ли­ка­ты, Дэ­че­ри силой де­дук­ции опре­де­ля­ет те места, где Джас­пер из пря­чет: один под по­ло­ви­цей по­мо­ста для хо­ри­стов в со­бо­ре, и вто­рой — сюр­приз! — в воде под Клой­стерг­эм­ской за­пру­дой. Дей­стви­тель­но, с по­мо­щью невесть от­ку­да взяв­ше­го­ся маг­ни­та на бе­чев­ке, Дэ­че­ри вы­ужи­ва­ет из реч­но­го ила дуб­ли­кат ключа Сапси. Этим клю­чом Дэ­че­ри от­кры­ва­ет склеп — под слоем нега­ше­ной из­ве­сти, среди из­ло­ма­ных че­ло­ве­че­ских ко­стей, его до­жи­да­ет­ся коль­цо с ру­би­ном и ал­ма­за­ми.

С коль­цом в руке, Дэ­че­ри от­прав­ля­ет­ся в Лон­дон, где рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию сво­е­го рас­сле­до­ва­ния Грюд­жи­усу, Тар­та­ру и снова слу­чив­ше­му­ся по­бли­зо­сти Кри­спарк­лу. Через от­кры­тое окно их под­слу­ши­ва­ют Невилл и Елена. Все уве­ря­ют­ся в ви­нов­но­сти Джас­пе­ра. Елена и Невилл на свой страх и риск от­прав­ля­ют­ся в Клой­стерг­эм, про­ни­ка­ют в ком­на­ту Джас­пе­ра как раз тогда, когда он, об­ку­рив­шись, гре­зит, и учи­ня­ют ему до­прос. Опиум не похож на "сы­во­рот­ку прав­ды", но Джас­пер от­ве­ча­ет прав­ди­во: в ночь Со­чель­ни­ка он на­по­ил Друда вином с опи­умом и запер на вер­хуш­ке башни со­бо­ра. Не про­шло и по­лу­ча­са, как Эдвин (как и Дердлс неде­лей рань­ше) решил "про­гу­лять­ся по воз­ду­ху" и сва­лил­ся вниз, даже не вскрик­нув. Джас­пе­ру лишь оста­лось втрам­бо­вать тело Эдви­на в гроб мис­сис Сапси и при­сы­пать всё из­ве­стью. При­чи­на убий­ства — месть всем Дру­дам на свете за са­мо­убий­ство несчаст­ной в браке сест­ры Джас­пе­ра. Вот по­че­му её мо­ги­лы нет на клад­би­ще Клой­стерг­э­ма — са­мо­убийц не хо­ро­нят в освя­щен­ной земле.

По­тря­сен­ный услы­шан­ным, Невил долго бро­дит по окру­ге Клой­стерг­э­ма, не об­ра­щая вни­ма­ния на дождь, потом воз­вра­ща­ет­ся в жи­ли­ще Джас­пе­ра. Раз­бу­жен­ный, тот пу­га­ет­ся Невил­ла и бежит прочь — тоже на башню со­бо­ра. Чи­та­тель ждёт неми­ну­е­мо­го — и по­лу­ча­ет ожи­да­е­мое спол­на: Джас­пер прыж­ком с башни за­кан­чи­ва­ет свои му­че­ния. При этом, он ухит­ря­ет­ся при­зем­лить­ся имен­но на тот ржа­вый же­лез­ный шип из соб­ствен­ных ви­де­ний в пер­вой главе ро­ма­на (и за­бу­дем, что, по его же соб­ствен­ным сло­вам, "нету та­ко­го шпиля перед со­бо­ром, с какой сто­ро­ны к нему ни по­дой­ди".)

Дру­гой бы автор на этом и за­кон­чил, но Дэ­ви­ду Мад­де­ну, по­хо­же, жаль рас­ста­вать­ся с ге­ро­я­ми Дик­кен­са. Надо до­ве­сти те­перь Невил­ла до по­пыт­ки са­мо­убий­ства (эпи­де­мия су­и­ци­дов в раз­га­ре!) и поз­во­лить опять слу­чив­ше­му­ся по­бли­зо­сти Кри­спарк­лу в по­след­ний мо­мент спа­сти несчаст­но­го из вод Клой­стерг­эм­ской за­пру­ды. Еще не об­сох­нув, ка­но­ник де­ла­ет брач­ное пред­ло­же­ние Елене и, ко­неч­но же, по­лу­ча­ет её со­гла­сие, оста­лось толь­ко уго­во­рить "ки­тай­скую пас­туш­ку". Это по­лу­ча­ет­ся на удив­ле­ние про­сто — и тут по­ста­рал­ся Люк Сла­сти­г­рох-Хо­ни­тан­дер, а как имен­но, мы лучше умол­чим.

Автор ста­ра­тель­но устра­и­ва­ет судь­бы ге­ро­ев: пьеса Ба­з­за­рда из­да­на, Невилл при­стро­ен в юри­ди­че­скую кон­то­ру Уилла Уот­со­на (он же быв­ший Дэ­че­ри, он же де­душ­ка Джона Уот­со­на, друга и био­гра­фа Шер­ло­ка Холм­са), мэр Сапси де­ла­ет пред­ло­же­ние мисс Твин­кл­тон, но та об­во­дит его во­круг паль­ца, вы­ско­чив за ми­сте­ра Пор­тер­са, Де­пу­тат на­хо­дит вкус к пению ре­ли­ги­оз­ных гим­нов, Роза вы­хо­дит за Тар­та­ра, Елена за Кри­спарк­ла, а в собор на­зна­чен новый хор­мей­стер. И толь­ко в да­лё­ком Лон­доне ста­ру­ха Ку­рил­ка всё ждёт сво­е­го "джентль­ме­на из Клой­стерг­э­ма" на тру­боч­ку опи­ума...

На этом книга Дэ­ви­да Мад­де­на за­кан­чи­ва­ет­ся, и можно ска­зать, что сэр Дэвид про­де­лал неплохую ра­бо­ту, взяв если не эк­ше­ном, то аутен­тич­но­стью по­вест­во­ва­ния — стиль его пись­ма по­лу­чил­ся весь­ма близ­ким к ис­ход­но­му дик­кен­сов­ско­му. Почти все сю­жет­ные узлы ро­ма­на раз­вя­за­ны, за­гад­ки удо­вле­тво­ри­тель­но ис­тол­ко­ва­ны, пусть дик­ке­нов­ский ше­девр и све­ден к за­уряд­но­му фи­на­лу. Но чи­тать можно.